• Историю тубсанатория в видеоролике рассказали Наталья и Гёзаль Ибадовы

    В апреле в группе «Сельская газета» в  «Одноклассниках» в ленте появились видеоролики, посвященные истории старых  зданий в станице Новопокровской. Они вызвали живой интерес у всех  участников интернет-сообщества. Большую работу по сбору информации и созданию уникального контента провели Наталья Ибадова с дочерью Гёзаль Ибадовой, ученицей 9 класса школы № 9 пос. Новопокровского.

  • Краснодарский краевой тубсанаторий.  ст. Ново-Покровская (1961 год)

    Легенды старого здания

    Интерес к этому зданию не ослабевает у мальчишек-подростков в течение последних лет. Здесь давно забиты неотесанными досками оконные проемы, заколочены двери. Но это не останавливает сорванцов, а только добавляет драйва. Среди подростков ходит легенда, что в старом здании есть подвалы с несметными кладами, что в полутьме помещений можно наткнуться на привидение, а если сфотографировать любую комнату, то потом на снимке можно разглядеть необычные полупрозрачные шары, которые они принимают за души умерших.

    А еще старые стены этого здания популярны для фотосессий у девушек. Они делают снимки на фоне облупившихся кирпичей, заплетенных диким виноградом.

  • Осколок времени

    Речь  пойдет о  красивейшем здании дореволюционной станицы Новопокровской. О бывшем тубсанатории.  

    Красота линий архитектуры, яркие краски ансамбля, размах замысла строителей – все перечисленное еще обращает на себя внимание прохожих по улице Блюхера.  Особенно подчеркнут гордый профиль двухэтажного здания в осенне-зимний период, когда деревья сбрасывают листву. Мало кто в тот момент догадывается, что смотрит, фактически, в бездну.

    Горькая судьба

    Зданию выпала трудная, драматическая, во многом горькая судьба. Начиналось все, как обычно, с благих намерений. В начале XX века здесь находились общественные амбары с зерном – это место у самой дороги со стороны ул. Первомайской – теперь во дворе старого санатория.  Почти напротив – Николаевская церковь с кладбищенским погостом. Здесь теперь здание районной газеты и стадион. На другой стороне центра – только что отстроенное станичное правление и  Богородицкая церковь с погостом. Между четырьмя названными точками — правление,  две церкви и амбары – находился огромный пустырь. Он использовался казаками как плац для смотров воинской готовности призывников, готовивших к осмотру свою амуницию для конной или же пешей службы.

    Как известно, в станице проходили две ярмарки – восьмидневная преполовенская, перед Пасхой, и с 15 августа – десятидневная Успенская. В статье о деятельности купца Адоевцева назывались два базара, где они работали. Основываясь на устных  мемуарах своей бабушки, я определил их как верхний – в районе нынешней школы искусств, и нижний – около станичного правления. После консультаций с краеведом А.В. Масловым я должен признать, что допустил неточность. Верхним назывался рынок у станичного правления и Богородицкой церкви. Дело в том, что у основания храма местность шла на подъем и была выше по уровню, чем около улицы Гоголя, где рынок  именовали нижним. Заметна эта разница и сейчас, хоть и не так явно.  В остальном приведенное в прежней статье описание деятельности рынков полностью достоверно. Находясь у дороги, территория будущего санатория во время ярмарок быстро занималась кибитками торговцев. Огромное пространство в самом центре станицы пустовало, используя считанное количество дней в году. Поэтому когда в Новопокровской станичное общество принимает амбициозное решение построить и открыть сельскохозяйственный техникум, прежде всего вспомнили как раз о нем. На том и порешили.  

    Сельхозтехникум

    Во всей России тогда было совсем немного  сельхозтехникумов. Требовались большие ассигнования. Начальный капитал помогли создать как раз общественные амбары, куда по решению схода станицы ссыпали около 10 % от каждого урожая.  Дела шли неплохо: обналичив зерно, сколотили сумму, якобы в 40 тысяч золотых, которые положили в филиал немецкого банка (г. Екатеринодар) под неплохие проценты.

    На финальный этап стройка здания вышла в 1913 году, о чем неоднократно сообщала кубанская областная пресса. Само здание явно относится к направлению, называемому, как «кубанский кирпичный стиль». Яркое, нарядное, поражающее гаммой красок, смешавшее в себе черты сразу нескольких эпох архитектуры, строение.  Пожалуй, характер учебного заведения можно угадать сейчас в нем, обратив взор с улицы Первомайской. Напротив, это смотрится даже как особняк.  И только полуразрушенные хозяйственные службы перед ним выдают долгое его использование как лечебного учреждения.  

    Техникум стал первым двухэтажным зданием в общественном фонде станицы. Напомним, что тогда был лишь один дом в два этажа – купца Меньшикова, где внизу арендовались торговые залы.

    Сам техникум построен явно без архитектора – мастерами-самоучками, владевшими ремеслом кладки.

    Судя по всему, внешний облик теперь имеет только два новодела – внушительный балкон и пристройку (вероятно, котельная) со стороны улицы Ленина. К августу 1914 года все почти было готово, требовалось лишь настелить полы. Поскольку уже закупили микроскопы, эту задачу не считали серьезной.  Но разразились Первая мировая, затем Гражданская войны, и отделку здания забросили.  

    Тюрьма для  раскулаченных

    Начались темные времена, о которых много неизвестно. Доходили в 90-е до нас, еще мальчишек, разговоры, что здесь с 1915 года, когда царь ввел прод-разверстку, в амбарах хранили уже казенное зерно. Затем новая власть делала то же.  В 1915 году здесь хотели открыть военный госпиталь, но в итоге это произошло в доме Адоевцева. Чуть больше, хоть и тайком, рассказывали о другом этапе истории здания. Приблизительно в 1929 году здесь настелили-таки полы.  Но открылась тюрьма, а не техникум.

    В 1929 году туда помещали перед ссылкой раскулаченных станичников. Ныне есть и документальные свидетельства деятельности тюрьмы. Начальник районного архивного отдела И.К. Бойко, исследуя судьбу бывшего казначея станичного правления казака Хрускина, репрессированного в 30-е, сделал соответствующий запрос.  В пришедшем ответе сообщалось, что названный гражданин умер в новопокровской тюрьме, располагавшейся по адресу бывшего тубсанатория. В тюрьме этой, как отметили, была высокая смертность из-за плохих условий содержания. Скорее всего, речь шла о голоде 1933 года, совпавшем с жуткой эпидемией.

    Трагедию спровоцировал большой клубок проблем – от давления запада до головотяпства ответственных работников. Очевидно, что тюрьма функционировала до 1940-1941гг., продолжая быть и следственным изолятором, и местом работы опергрупп, и пересыльным пунктом.  

    Разразившаяся в 1941 году война фиксирует уже отсутствие в данном здании тюрьмы. Возможно, она закрыта во время небольшой (1939–1941 гг.) оттепели, – снижения репрессий после отставки наркома внутренних дел Н. Ежова.  

    Эвакогоспиталь

    В первый год Великой Отечественной в здании дислоцируется военный эвакогоспиталь, отступивший накануне временной оккупации.

    Раненые для эффективного лечения вывозились, эвакуировались, как можно дальше от передовой. Незадолго до войны были разработаны нормативы по необходимому расстоянию.

    Эвакопоезда («санлетучки») вывозили их в соответствующие тыловые районы. Здесь наркомздрав (полувоенная и в мирное время структура), перейдя на военное положение, разворачивал для них учреждения – эвакогоспитали. Были они и у нас. Во время оккупации часть раненых, не успев уйти, была спрятана местными жителями. Под командованием младшего лейтенанта Константинова они вошли  после выздоровления в новопокровское подполье. В январе 1943 года при освобождении станицы военные возглавили группы сопротивления, нападали на отступавших гитлеровцев, пресекали подрыв объектов народного хозяйства. Затем ушли со 151-й стрелковой дивизией.

    Вернемся в август 1942 года. Перед приходом оккупантов новопокровцы растащили по домам все госпитальное имущество — койки, белье и т. д.  гитлеровцы потребовали возврата. Был опубликован приказ, в котором говорилось о том, что в случае отказа виновные будут уличены обысками с помощью сохранившейся инвентарной книги, и расстреляны. Напуганные станичники приносили койки и белье в колхозный парк и оставляли их прямо под деревьями. Как свидетельствовали старожилы, немцы недолго размещали здесь санаторий для легкораненых офицеров. Затем, видимо, здесь был законсервирован резервный госпиталь вермахта.

    Советское командование расположило здесь эвакогоспиталь № 5461 (начальник – В.П. Красников). Госпиталь сформирован краснодарским крайздравотделом с 1 мая 1943 года по 1 сентября 1944 года.

    Вечерняя школа

    Зимой 1944 года свершилось важное для истории здания и станицы событие. Раненые были окружены всяческой заботой и вниманием. По мере возможностей решались вопросы снабжения продовольствием, топливом, починки и стирки белья. учащиеся школ ставили любительские спектакли. Многие раненые воины ушли на фронт со школьной скамьи. Им хотелось продолжить обучение.  И вот для них была открыта вечерняя школа.  Наконец-то, спустя 30 с лишним лет после закладки здание послужило делу просвещения.  И еще как послужило.   

    Тубсанаторий

    С 1946 года до начала 2000-х здесь действовал новопокровский тубсанаторий, в стенах которого боролось со страшным заболеванием немало пациентов. Коллектив учреждения долго состоял из фронтовых медиков – суровая и тяжелая работа, справиться с которой без опыта было очень трудно.

    Краснодарский краевой тубсанаторий. ст. Ново-Покровская (1961 год)
    Краснодарский краевой тубсанаторий. ст. Ново-Покровская (1961 год)

    Краснодарский краевой тубсанаторий. ст. Ново-Покровская (1961 год)

    К врачам санатория в станице всегда относились позитивно. Но мало кто мог смириться с тем, что историческое здание занято столь неоднозначным учреждением. После его закрытия известнейший медик Оноприев вынашивал планы открытия здесь современного кардиоцентра. Ему было отказано, поскольку санаторий обязан находиться на карантине 70–80 лет. Об этом должны помнить те, кто на последней отчетной сессии районных депутатов выдвинул  странную идею перестройки тубсанатория под квартиры. Даже не считаясь с тем, что это федеральная собственность. Использование объекта крайне опасно для нас всех. 

  • Семейный видеопроект Натальи и Гезаль Ибадовых посвящен истории зданий ст. Новопокровской

    В группе «Сельская газета» в «Одноклассниках» в ленте появились видеоролики, посвященные истории Новопокровской архитектуры, которые вызвали живой интерес у участников. Большую работу по сбору информации и созданию уникального контента провели Наталья Ибадова с дочерью Гёзаль Ибадовой, ученицей 9 класса школы № 9 пос. Новопокровского. Это наша история, это наша память на века. Приятного просмотра, дорогие читатели!

    Авторы написали стихотворение, посвящённое бывшему тубсанаторию.

    Забиты окна, открыты двери,
    Исчез в былое фонтан из сада,
    Лишь хруст стекла при каждом шаге,
    Как будто стонущая преграда.

    Шагая вглубь, где веет холод,  
    Хочу услышать тихий шёпот
    Но понимаю, это не шёпот
    Это тревожный покойников ропот.

    Люди, одумайтесь, сколько столетий,  
    Превозмогая горе и слёзы
    Предки ваяли дань поколению,  
    Строили, мучились в снег и в морозы,

    Для нас, для потомков, жизни спасали,
    Жили, рождались и умирали.
    Годы трепали, они выживали,
    Но веры в добро никогда не теряли.

    Очнитесь, сегодня, когда лишь луч света
    Пронзительный, тонкий и одинокий
    Разбито блуждает по каменной кладке,
    Украдкой бросаясь на наш мир жестокий,

    Разбили, забыли, забросили напрочь,
    Украли из памяти десятилетия
    О том, что должно и обязано было
    Храниться веками, храниться столетия

    Лишь ворон и ветер шумят... им не надо
    Ни связи с прошедшим, ни хрупкой преграды.
    Стоит молчаливый массив, умирает...
    Он может сказать, он живой... но хочет
    Никто не услышит... а может услышит?
    Но ветер в ответ лишь злорадно хохочет

Joomla SEF URLs by Artio