Поместье крестьян Мазаевых

Д.И. Мазаев и В.В. Иванов с женами. 1905 г. Лондон
Поместье крестьян Мазаевых

Недавно я и председатель районной организации Российского общества историков-архивистов Юрий Тихомиров в очередной раз побывали на месте знаменитого поместья богатых крестьян Мазаевых, располагавшегося в XIX – начале XX века  невдалеке от села Горькая Балка.  

Мы хотели узнать, что изменилось на небольшой, но имеющей важное историческое значение территории. Походили невдалеке от знаменитого сада по засохшим от зноя травам, балочке, спускающейся к поместью.  Дальше пробраться было невозможно. Дорога, которая вела  к прудам,  перегорожена высоким металлическим забором: по-видимому, это уже чья-то собственность.  Запустение на месте бывшего поместья жуткое. Сквозь заросли деревьев и кустарников пробраться сложно. Вокруг одного из уцелевших мазаевских прудов  высится мощная природная  ограда из колючего терновника и высоченного камыша. Гладь воды едва просматривается,  если взобраться на дерево или встать на возвышенное место.

На расположенном в нескольких метрах от сада и прудов поле мы случайно увидели несколько кусочков гипса и мрамора, остатки старинной  черепицы. Когда-то здесь находили интересные артефакты. В советское время я их видел в колхозном, самом богатом музее  района. Говорят, что находят интересные вещицы, напоминающие о семье меценатов Мазаевых, и сейчас.

Вспоминают об этих знаменитых жителях села и местные старожилы.

Г.И. Мазаев

Г.И. Мазаев

Семья Мазаевых внесла большой вклад в экономическое и культурное развитие Кубани. Она  известна своими добрыми делами  в России. Но о ней долгое время  упоминалось лишь в отдельных рукописях  (как о сказочно богатых людях, имеющих  дивный сад  и два искусственных озера). Опирались авторы на воспоминания современников и отражали субъективные представления (иной раз основанные на детских грезах и отвергнутых новым временем идеологических догмах).  

Интересные сведения об этой семье содержатся в рукописи «История села Горькая Балка (1845–1935 гг.)», которую оставили на память потомкам учитель из села Горькая Балка Иван Тихонович Дудий и секретарь парткома колхоза имени Калинина, член Союза журналистов СССР Андрей Павлович Русакович. Упоминается о Мазаевых в  рукописи «Очерки по истории советского и колхозного строительства в станице Калниболотской», написанной ветераном войны и труда, бывшим зоотехником колхоза «Ленинский путь» Яковом Васильевичем Спичаком.  
Ценные, документально подтвержденные данные о семье Мазаевых содержатся в работе старшего научного сотрудника Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника, заслуженного работника культуры Кубани Н.А. Корсаковой «Кирилл Трофимович Живило – общественный деятель и заведующий Кубанским Войсковым этнографическим и естественно-историческим музеем в начале XX века».  

О семье Мазаевых писал известный советский писатель Виталий Александрович Закруткин (рассказы «Слобода Крепкая», «Подсолнух»).   

Оставили о себе память в литературных источниках и сами члены семьи. Несмотря на религиозный уклон и пропаганду  идей баптизма, которому посвятил всю свою жизнь Г.И. Мазаев, он в своих «Воспоминаниях» дает представление о быте и  общественной деятельности  знаменитой семьи, которые важны  для исследователей, пытающихся изучить ее вклад в экономику и культуру России.

В Новопокровском районе давно было известно, что семья Мазаевых отличалась умением хорошо обустраивать свою жизнь даже в забытых богом краях.  В рукописи И.Т. Дудия и А.П. Русаковича «История села Горькая Балка (1845–1935)» отмечалось:  «В саду стоял двухэтажный с мезонином деревянный дом хозяина. Веранды обоих этажей сверкали радужными треугольниками разноцветных стеклышек. Внутри дома все блестело серебром, золотом. На стенах в позолоченных рамах – картины  выдающихся мастеров живописи Микеланджело, Рембранта, Рафаэля и других художников. Паркетные полы покрыты дорогими коврами. Ступеньки круговой лестницы, ведущей на второй этаж, тоже в коврах… Мазаев посадил прекрасный декоративный сад. В нем были строго ровные аллеи с роскошными беседками и статуями и два чудесных искусственных озера с фонтанами на островках… Белые каменные статуи стояли в наиболее красивых местах».

Такое впечатление о доме Мазаевых  осталось в памяти многих сельчан ввиду их крайней бедности и наивных детских представлений об искусстве и богатстве. У Мазаевых  не было подлинников или хороших копий  картин мастеров эпохи Возрождения (в каталоге коллекции  старинных предметов, переданной К.И. Мазаевым Кубанскому войсковому музею, во всяком случае они не значатся). Многие скульптуры и картины изготовил  его отец  Иван Иванович Мазаев (некоторые из них были переданы потом  в дар музею). Например, экспонат, значащийся в каталоге под № 192 – две металлические фигуры, покрытые черной краской, изображающие сатану, работы И.И. Мазаева.  Иван Иванович увлекался живописью, рисовал  мифических и былинных героев.

Многие артефакты в их доме, которые не бросались в глаза крестьянам села Горькобалковского (не поражающие посетителей декоративным блеском), представляли, без сомнения, значительную  культурную  и историческую ценность. Именно потому в их дом приезжали нередко из дальних мест России ценители искусства и русской старины, чтобы увидеть это воочию. Некоторые старожилы утверждали, что побывал в поместье даже Лев Николаевич Толстой. Но никаких архивных сведений об этом, к сожалению, не найдено. Нет упоминаний об этом в дневниках и письмах гениального русского писателя.

На основании исторических экспонатов, собранных семьей Мазаевых, в конце XIX века в станице Калниболотской  был открыт один из первых музеев на территории Кубани. В его основу положены предметы старины, представляющие историческую ценность, собранные Иваном Ивановичем и его сыном – Константином Ивановичем Мазаевыми. Их коллекция оказалась настолько ценной, что ею заинтересовался  Кубанский войсковой музей. Заведующий этим музеем Кирилл Трофимович Живило долго вел переписку с Константином Ивановичем Мазаевым. Встречался с ним. А затем попросил передать коллекцию семьи музею. Константин Иванович не сразу согласился: трудно было ему расставаться с уникальными бесценными предметами русской старины – духовным достоянием этой семьи, но все же он  передал Войсковому музею, оценив ее в 15000 рублей.  В заявлении, датированном 17 января 1909 года, наказному атаману Кубанского казачьего войска  М.П. Бабычу житель станицы Калниболотской К.И. Мазаев написал: «Родной мой отец, любя русскую старину, затратил много средств на приобретение оружия, предметов древности, панцирей, булавы польской и Богдана Хмельницкого, пушки чугунной и прочих вещей. Желая увековечить память  Ивана Ивановича Мазаева, умершего в 1905 году, я желаю все старинные вещи, целый музей, подарить в Кубанский Войсковой этнографический и естественно- исторический музей… чтобы в музее была устроена витрина или комната имени Константина Ивановича Мазаева. В витрине должны быть портреты отца моего и мой, кои я доставлю… И отец, и я собирали коллекцию для славы России, служили любимому нашему Государю Императору, несли крупные расходы, чтобы сохранить потомству для воспитания его в преданности Царю-батюшке и любви к своему Отечеству».

А 10 февраля 1909 года   К.И. Мазаев передал музею  201 экспонат. В каталоге Кубанского Войскового этнографического и естественно-исторического музея, составленном в 1915 году, представлен отдел Кубанского музея имени Ивана Ивановича и Константина Ивановича Мазаевых. В нем подробно описаны особенности переданных музею предметов. Под номером 1 значится «Гобелен: тонкий шерстяной ковер голубого цвета, с рисунками: посредине и по углам – амуры с луком и стрелами, с каймой по краям в виде ствола дерева с белыми и коричневыми оттенками. На одном из углов вензель Николая I. Ковер на коленкоровой серой подкладке. Ширина ковра  2 ар., длина 2 арш.». Кроме ковров Войсковому музею переданы булава деревянная Богдана Хмельницкого, рыцарские копья, подсвечник Екатерины Великой, стенные часы графа Воронцова,  золотые часы царя Алексея Михайловича, серебряный бокал М.Ю. Лермонтова и его портрет, медный бокал царя Петра Алексеевича, табакерка Донского атамана Платова, деревянная ложка Тараса Шевченко 1847 года, медаль за Севастопольскую войну 1853–56 гг., жемчуг, средневековая секира, две каменные бабы, металлический кувшин Петра Великого, новоторжский рубль, киевский шестигранный литой рубль, золотая именная печать с вензелем императора Николая I, чугунная пушка и много других интересных и бесценных предметов.

Наказной атаман М.П. Бабыч направил Константину Ивановичу Мазаеву письмо, в котором отметил значение коллекции нашего земляка для патриотического воспитания населения Кубани: «Да послужит патриотический дар К.И. Мазаева Кубанскому музею добрым примером для тех наших казаков, у которых до сих пор хранятся исторические и ценные для общества вещи. Да последуют примеру Мазаева и принесут все ценное в родной музей, где каждый осмотрит памятники старины, вспомнит подвиги дедов и поймет великое значение памятников прошедших веков и воспитания патриотического чувства у современного поколения».

Коллекция, переданная К.И. Мазаевым Кубанскому Войсковому музею, – одна из самых крупных и ценных, поступивших в фонды за всю его историю.

Из документов, хранящихся в государственных архивах, известно, что даритель ценной коллекции Константин Иванович Мазаев был представителем известной в России семьи Мазаевых. В феврале 1909 года ему было 35 лет. В докладе Начальнику Кубанской области и наказному атаману от 18 февраля 1909 года К.Т. Живило дает о нем такую информацию: «Мазаев, 35 лет, всю жизнь работал с отцом своим на участке 250 десятин, развели сад и рощу в 50 десятин, вырыли два искусственных пруда».   

На момент дарения коллекции Кубанскому музею он жил в станице Калниболотской Кубанской области. Его дед – зажиточный молоканин Иван Гаврилович Мазаев до переезда на Кубань жил в Таврии (Крыму) в селе Нововасильевка, куда он был сослан за отход от православия. От этого  села он как сосланный не имел права отъезжать на расстояние  более 50 верст. Но в 1865 году  Ивану Гавриловичу выдали паспорт, дающий право поселяться во всех уголках Российской империи. И вскоре (в 1867 году) Иван Мазаев, вместе с женой и сыновьями Деем, Иваном, Василием и Гавриилом, переехал жить в наши края. Недалеко от села Горькобалковского Медвеженского уезда Ставропольской губернии (ныне – село Горькая Балка  Новопокровского района Краснодарского края) организовал свой хутор. В книге М.Н. Корицкого «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях» об этом хуторе сообщается так: «К волости принадлежит хутор тавричанина Ивана Мазаева (молоканин), находящийся недалеко от села. Мазаев имеет 1000 дес. земли и занимается земледелием и скотоводством. Кроме лошадей и нескольких верблюдов у Мазаева есть до 15000 шпанских овец (для сравнения: у всех жителей села Горькобалковского было в 1897 году 2198 овец, – прим. И. Бойко) и 60 голов рогатого скота. На хуторе его разведен прекрасный фруктовый сад и устроены 2 пруда».

В других источниках также сообщается, что Мазаеву было выделено у села Горькобалковского 1000 десятин (1092 гектара)  земли. На ней Иван Гаврилович  и его сыновья выращивали хлеб и кормовые культуры. Занимались также активно и умело животноводством. Хорошие пастбища и низкие цены за аренду земли привлекли внимание богатых скотопромышленников, которые специализировались на разведении тонкорунных овец. Заниматься овцеводством было выгодно.  Для разведения овец в наших местах оказались идеальные условия: имелось много прекрасных естественных пастбищ, а  овечья  шерсть требовалась в больших количествах и  высоко ценилась.

Длинношерстные мериносы, выведенные Мазаевыми,  в тот период стали  известны на весь мир. Мазаевские овцы были довольно крупные, их вес достигал свыше 50 килограммов, а шерсть  – больше 10 сантиметров и по качеству отвечала высоким  требованиям переработчиков. В Россию за шерстью мазаевских овец ехали купцы из Франции,  Англии, Италии и других стран мира. Овцы, выведенные семьей Мазаевых, в конце XIX – начале XX века были широко распространены на всей территории Северного Кавказа и  в южной части Украины.

У Мазаевых были также отличные пастушьи собаки. С их помощью один-два пастуха управляли огромными отарами овец. Защищали эти собаки  животных от волков, которых в то время в степи было много. И за умными собачками к Мазаевым тоже  приезжали издалека.

В 1886 году Мазаев-отец разделил свое большое овцеводческое хозяйство между сыновьями. Сыновьям досталось почти по пять тысяч овец.

В 1897 году И.Г. Мазаев умер. Его сыновья продолжили дело отца: активно занимались овцеводством. Но у них появились и другие интересы.

И.И. Мазаев и известный русский ученый профессор Н.Н. Степанов (под его руководством шла закладка лесничества) были пионерами лесоразведения в степной  зоне Кубани.  В  конце XIX – начале XX века все  реликтовые леса в этих местах были уничтожены. В книге А. Твалчрелидзе «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях», изданной в Ставрополе в 1897 году, в статье о селе Горькобалковском отмечалось: «Леса и рощ в селе нет», что отрицательно сказалось на сохранении влаги в почве и урожайности сельскохозяйственных культур. Существовала угроза ветровой  эрозии почв. Ветер гулял по просторам, поднимая тучи пыли летом и унося далеко за пределы села снег – главный источник влаги в этих местах. «Село, – как сообщается в справочнике, изданном  инспектором народных училищ Ставропольской губернии А. Твалчрелидзе, – лежит на незащищенном месте при ручье Горьком… Продолжительные и сильные восточные ветры, являясь причиной частых засух, понижают производительность земли, почему урожайность села не выше средней».

Иван Иванович первым рискнул заложить в прожженной солнцем степи рощу. Благодаря хорошему уходу,  деревца прижились и через время стали радовать своими мощными кронами хозяев и их гостей.

На плодородных участках Мазаевы выращивали ячмень, просо, пшеницу. Урожаи, несмотря на неблагоприятные природно-климатические условия,  получали хорошие.

Успешно занимались Мазаевы также садоводством. И.И. Мазаев начал выращивать в своем саду многие плодовые культуры, распространенные в тот период только на крымском полуострове.  В то время садов  в наших местах было мало (в селе Горькобалковском – 7 на 462 двора). В них  были в основном яблони, груши и вишни. И местные жители  удивлялись необычным деревьям и плодам, появившимся у И.И. Мазаева.

Сад Мазаевых предназначался не только для выращивания плодов, но и для отдыха, эстетического наслаждения. В нем было сооружено два пруда. «По ним, – писал Я.В. Спичак, опираясь на воспоминания современников Мазаевых, – плавали лодки. На островках находились беседки, часовенки, скульптуры».

Пожилые люди мне рассказывали, что в довоенное время в поместье Мазаевых водили на экскурсии школьников. И многие их них видели остатки скульптур, развалины старинного дома, подвалы. Они любовались прудами  и островками, удивительной растительностью, встречающейся только в этих местах нашего района.

Члены семьи Мазаевых  были молоканами.  Но два сына Ивана Гавриловича – Гавриил и Дей – приняли крещение и стали баптистами. Д.И. Мазаев (1855–1922) отличался удивительной природной одаренностью. За редкий дар красноречия, ум и  начитанность, высокий авторитет в обществе  его называли «русским Соломоном». Он активно участвовал в общественной жизни России, его избирали кандидатом в Государственную думу.

Сын  И.Г. Мазаева  – Гавриил Иванович (20.11.1858–1944,  по некоторым данным – 1937 г.) долгое время занимался разведением овец на землях у села Горькобалковское, на территории Войска Донского и Ставропольской губернии (в своих воспоминаниях он упоминает Балку Веселую (ныне Павловский район Краснодарского края), Плоскую Балку (ныне там находится  станица Плоская Новопокровского района Краснодарского края). Отличался хорошим знанием сельского хозяйства. Дела у него шли успешно. В 1907 году Гавриил Иванович с семьей поселился в Сибири,  где  всерьез занялся экономической деятельностью.  

Вспоминавшие о Мазаевых, считая их эксплуататорами, в то же время отмечали  редкое трудолюбие членов этой семьи, их высокую организованность, умение вести сельскохозяйственное производство, их любовь к культуре, истории и искусству.

...Я давно уже собираю материалы об этой знаменитой своими добрыми делами семье. Помогает мне в этом архивариус Российского Союза евангельских христиан баптистов А.В. Синичкин. 24 августа он прислал мне две уникальные фотографии членов семьи Мазаевых – Гавриила Ивановича и Дея Ивановича Мазаевых.

Медленно, но  все же  обобщаются сведения  об этих  знаменитых людях, прославивших  наши места в России и далеко за ее пределами. Хотелось бы оставить потомкам память об их замечательном саде, прудах, чудом уцелевших после гражданской и Великой Отечественной войн, увлечении подъемом целинных земель. Пора уже облагородить эти памятные места, сделать доступным посещение их для всех желающих.

Фото предоставлено
А. СИНИЧКИНЫМ.

Joomla SEF URLs by Artio

ИП реализует индейку в живом и забитом весе. За справками обращаться по тел.: 89530905006.