Феномен «танцевальной чумы»: современный взгляд и исторические примеры

Феномен «танцевальной чумы»: современный взгляд и исторические примеры

14 июля 1518 г. где-то во французском городе Страсбурге женщина, фрау Троффеа, вышла из дома и начала танцевать. Вскоре вокруг нее собралась толпа. Кто-то хлопал в ладоши и смеялся, а некоторые просто смотрели с ужасом. Событие было интригующим, поскольку женщина не контролировала свой танец. Она начала не по собственному желанию и не знала, как остановиться. Она страдала от странного «недуга», который затем прозвали «танцевальной манией» или «танцевальной чумой».

К всеобщему ужасу, Троффеа продолжала танцевать шесть дней. Она часто падала в обморок от истощения, ее ботинки были пропитаны кровью, но не переставала танцевать.

die_wallfahrt_der_fallsuechtigen_nach_meulebeeck

die_wallfahrt_der_fallsuechtigen_nach_meulebeeck

На гравюре Гендрика Гондиуса изображены три женщины, пораженные танцевальной чумой. Гравюра основана на картине Питера Брейгеля, который предположительно лично стал свидетелем последовавшей вспышки мании в 1564 году во Фландрии[1]

Исторические примеры танцевальной чумы

Э. Л. Бакман, шведский врач, в своей книге «Религиозные танцы в христианской церкви и в народной медицине» (1952 г.), предположил, что свидетельства вспышек танцевальной чумы были зарегистрированы еще в VII веке по всей Европе. Бакман отметил, что среди первых задокументированных инцидентов был тот, который произошел в саксонском городке Колбигк, когда несколько человек начали танцевать на кладбище, «пока священник не проклял их танцевать целый год».

Об аналогичном инциденте в церкви в Южном Уэльсе также сообщил историк Гиральд Камбренсис в 1188 году. В своих хрониках Камбренсис упоминает случай, когда «десятки людей танцевали и пели на кладбище, пока не упали на землю».

Одна из самых смертоносных и ярко задокументированных вспышек произошла в Рейнланде (Германия) летом 1374 года, сразу после того, как пандемия чумы поразила большую часть Европы. Юстус Фридрих Карл Хеккер, немецкий врач и писатель-медик, в своей книге «Черная смерть и танцевальная мания» (1888) ярко описал пострадавших.

В Страсбурге, где жила Троффеа, вспышка снова достигла невероятных размеров. Точное количество жертв остается неизвестным до настоящего времени. Хотя одна хроника предполагает, что каждый день умирало по пятнадцать человек.

Современный взгляд

Современное понимание нюансов этой странной болезни появилось после одной из последних крупных вспышек болезни, зарегистрированной на Мадагаскаре в 1800-х годах, где она называлась «тигретье» и заразила сотни людей.

Эндрю Дэвидсон, шотландский врач того времени, в исследовательской работе 1867 года предположил, что болезнь является психологической, связанной с религиозными суевериями и жесткими обрядами того времени. Дэвидсон писал, что, как и в Страсбурге, психическое и моральное состояние людей, «вызванное великими бедствиями, такими как черная смерть, политические и религиозные разногласия» – одна из причин эпидемического проявления болезни.

О том, почему танцевальная чума не возникла после 19 века, можно только догадываться. Стоит отметить, что танцевальные эпидемии всегда были редкостью. На протяжении всей истории между ее вспышками были большие разрывы, например, между 1370-ми и 1518 годами. К тому же, к концу 1600-х годов образованные люди стали реже доверять различным суевериям.

Психогенное заболевание или синдром, связанный с культурой, не имеют определенного набора симптомов. Каждый синдром – это отдельная болезнь и следовательно, имеет свой собственный набор симптомов. В каждом случае проявления будут разными, в зависимости от людей и их систем убеждений.

В случае с танцующей чумой вы видите время, когда не было средств связи даже между соседними деревнями. Таким образом, мы смотрим на сообщества с очень сильной системой убеждений, высоким уровнем взаимозависимости и множеством аспектов мышления, где одно ведет к другому.

Говоря современным медицинским языком, танцевальная мания средневековой Европы была психогенным заболеванием – разновидность болезни, при которой физические отклонения возникали из-за психологических факторов.

Но означает ли это, что массовых психогенных заболеваний больше не возникает? В настоящее время нет никаких свидетельств того, что массовые психогенные заболевания исчезли. Форма могла измениться, но они продолжают существовать.

Joomla SEF URLs by Artio