Подлодка под парусом: как спасали «щуку»

Этот снимок семья Богдановых несет в шествии «Бессмертный полк». На нем – фотографии всего экипажа легендарной подводной лодки Щ-421
Подлодка под парусом: как спасали «щуку»

Мой дедушка, Михаил Васильевич Богданов, в Великую Отечественную войну воевал на Северном флоте. В звании старшего краснофлотца служил старшим мотористом на подводной лодке Щ-421, или, как ее еще называли, «Щуке», которая с первых дней войны вела боевые действия с вражескими кораблями.

О походах и боевых заданиях лодки до момента ее гибели можно долго рассказывать, но хочется остановиться на уникальном случае в подводном флоте, когда судно погибло, а экипаж был спасен в очень сложных боевых условиях.

Краснознаменная «Щука»

3 апреля 1942 года стало для подлодки Щ-421 особенным днем. Командование поздравило экипаж с орденом Красного Знамени. Награду субмарина получила за «…образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками…». Однако подводники еще не знали, что их кораблю не суждено поднять флаг с заслуженной наградой.

Этот поход стал для Щ-421 проверкой на везение. Будто фортуна не знала, как поступить со «Щукой»: благоволить ей или повернуться спиной.

Подлодка вышла в море из Полярного вечером 19 марта 1942 года. Уже на следующий день она упустила возможность атаковать отряд немецких кораблей, ставивших мины у северо-восточного побережья полуострова Рыбачий.

28 марта на позиции у мыса Нордкап в районе Порсангер-фьорда и Лаксе-фьорда «Щука» вышла в атаку на немецкий конвой. «Встреча» не дала ожидаемых результатов — торпеды прошли мимо целей.

Несмотря на неудачу, на самом деле подводникам сказочно повезло: лодка действовала в районе минного заграждения «Урсула», выставленного немцами еще в феврале, и пересекала его дважды в день, сама того не ведая.

Роковая мина

Везение закончилось вечером 8 апреля (по иронии судьбы ровно через 40 лет, в 1982 году, в этот день у моего деда родился третий внук, мой младший брат Олег): в очередной раз, проходя «Урсулу», Щ-421 подорвалась. Мина была не очень мощной (40 кг взрывчатки), и лодка осталась на плаву. Однако взрыв нанес ей серьезный ущерб.

Главная же беда была в другом. Обе линии гребного вала перебило взрывом, а их концы утонули вместе с винтами. «Щука» лишилась хода и возможности погружаться. Из рассказов деда, для определения масштабов ущерба лодке его вызвал находившийся в этом походе прежний командир – Николай Александрович Лунин (он стажировал нового командира Фёдора Видяева) и дал задание выйти в водолазном костюме через торпедный аппарат наружу и провести обследование. После осмотра лодки он доложил о полном разрушении винтов и как следствие – отсутствии хода. 

Учитывая, что субмарина в этот момент находилась вблизи вражеского берега, ситуация сложилась очень непростая. Оценив повреждения, в 23.25 командир лодки капитан-лейтенант Фёдор Видяев дал в штаб радиограмму с докладом обстановки и просьбой о помощи.

Тем временем экипаж Щ-421 боролся со стихией, спасая корабль от затопления. Из трюмов аварийных отсеков моряки откачали воду, «Щука» осталась на плаву. Позже подводники начали заряжать батареи и попытались вернуть лодке ход. Последнее было невозможно. Но Видяев понимал: необходимо сохранить боевой дух и как-то отвлечь экипаж, поэтому приказал продолжать ремонтные работы до получения ответа из штаба.

Получив сигнал бедствия, командующий Северным флотом адмирал Арсений Головко отправил на помощь подводникам лодку К-22 капитана 2-го ранга Виктора Котельникова – она находилась на соседней позиции.

Котельников должен был попытаться спасти поврежденную Щ-421. Если сделать этого не удастся, – снять с нее людей, а саму подлодку потопить.

Поднять паруса!

В ожидании помощи экипаж Щ-421 столкнулся с новой проблемой: неуправляемая лодка дрейфовала в сторону вражеского берега. Что делать? Выход из положения нашел изобретательный старпом Алексей Каутский.

Он предложил использовать… паруса! Подводники сшили из чехлов дизелей два полотнища и подняли их на перископах. Вероятно, за всю историю подводной войны субмарина впервые подняла паруса. Щ-421 шла по ветру несколько часов. Подводники рассчитывали как можно дальше оторваться от немецких позиций. Однако это не удалось: паруса не давали нужного эффекта. К утру 9 апреля лодка погрузилась в позиционное положение, и моряки убрали полотнища. До неприятельского берега оставалось всего восемь миль.

Пока лодка примеряла роль парусника, ее экипаж сумел зарядить батарею, подкачать ВВД (воздух высокого давления) и привести в порядок отсеки. На случай встречи с противником секретные документы подготовили к уничтожению, а саму субмарину — к взрыву.

Своих не бросаем

Когда К-22 пришла в указанную точку, «Щуку» она не обнаружила. Котельников пытался связаться с ней по радио, но ответа не получил.  Наконец, в 11.55 моряки заметили поврежденный корабль. К этому моменту на Щ-421 уже опознали «Катюшу» (так на флоте называли подлодки типа «К») и подготовились к буксировке. Однако все попытки буксировать лодку кончились неудачей. Через полтора часа после начала спасательных работ в небе показался вражеский самолет. Противник обнаружил советские лодки с берега. Морякам оставалось только снять экипаж Щ-421, а саму лодку потопить. Подводники перешли на К-22 через отваленные горизонтальные рули. В 13.34 «Катюша» произвела залп торпедой, и Щ-421 затонула спустя 12 секунд после взрыва. Ее гибель родной экипаж встретил, сняв головные уборы. На следующий день Котельников привел свою подлодку в Полярный.

Так закончилась история «Щуки», поднявшей парус. Этот эпизод войны воспроизведен в знаменитом кинофильме «Командир счастливой «Щуки». В картине поврежденная субмарина Валерия Рудакова дрейфовала под парусом, пока ей на помощь не пришла лодка Алексея Строгова. Драматичная сцена прощания экипажа с лодкой позволяет почувствовать, что испытывала героическая команда Щ-421, когда ее «Щука» уходила под воду навсегда.

Достоин награждения медалью

На сайте pamyat-naroda.ru мной найден наградной лист на вручение медали «За боевые заслуги» на старшего моториста подводной лодки Щ-421 3-й дивизии подводных лодок Северного флота, старшего краснофлотца Михаила Васильевича Богданова 1915 года рождения. В графе «Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» указано: «Участник неоднократных боевых походов лодки и уничтожения трех фашистских транспортов общим водоизмещением в 20 тысяч тонн. Смелый, отважный и решительный боец, отлично знающий свою специальность и любящий ее. Предан партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине.

Во время боевого похода, стоя на вахте у главных дизелей, обеспечил отличную их работу, держа точно заданное количество оборотов, чем обеспечил командиру хорошую маневренность при выходе в торпедные атаки, уклонение от преследования кораблей противника и уничтожение транспортов противника.

В боевой обстановке вел себя мужественно и храбро. Вверенные ему механизмы никогда не знают скисаний – работают четко и бесперебойно в самых тяжелых условиях боевых походов.

Достоин награждения медалью  «За боевые заслуги».

Когда я впервые читал историю Щ-421, у меня мурашки пробежали по спине, представляя, что пережили моряки в своем последнем походе, когда после взрыва была вероятность, что они могли сразу затонуть, не осознавая в первые секунды масштабов повреждения.

Придя с войны в родной хутор Божковка Красносулинского района Ростовской области, мой дед завел семью, у него родилось четверо детей: два мальчика и две девочки. мой отец, Анатолий Михайлович, – самый старший. Умер дедушка в сентябре 1995 года в возрасте 80 лет.

На стене в его доме висела фотография всего экипажа  подводной лодки Щ-421. Когда была организована акция «Бессмертный полк», я сделал копию этого снимка, и в этом памятном шествии моя семья проносит фото, на котором изображены все моряки подводной лодки.

В преддверии празднования 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне хочется поблагодарить ветеранов за их подвиг, и напомнить потомкам всех тех, кто ковал победу, но не дожил до сегодняшнего дня, что память о них должна передаваться из поколения в поколение, несмотря ни на изменения в политическом мироустройстве, ни на провокации со стороны других стран. Память должна быть неугасаемой, как вечный огонь, напоминая последующим поколениям об ужасах войны и героизме наших дедов и прадедов, которые воевали на фронте и трудились в тылу на пределе человеческих возможностей. Слава им и вечная память!

Фото предоставлено автором.

При подготовке материала использовалась информация с сайта warhead.su.
 

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Joomla SEF URLs by Artio