Опаленный огнем Сталинграда

Опаленный огнем Сталинграда

Фронтовика, участника Сталинградской битвы лейтенанта запаса Николая Матвеевича Яценко  давно нет в живых, однако в станице Новопокровской его помнят и чтят.

С уважением говорят о нем те, кто обучался в средней школе № 19 (ныне СОШ № 1). Для них Николай Матвеевич на всю жизнь остался молодым и спортивным. Он работал преподавателем физкультуры в младших и старших классах. С каким рвением мы, дети, выполняли все его команды: бегали, прыгали, подтягивались на перекладине.

Еще больше вырос его авторитет в наших мальчишеских глазах, когда мы узнали, что Николай Матвеевич – участник Сталинградской битвы, офицер. Вспоминаю, с каким вниманием мы слушали его на одном  из вечеров встречи с фронтовиками.

Орденоносец Николай Матвеевич Яценко

Николай мечтал стать военным летчиком. Как только окончил 10 классов, подал документы в летное училище, но комиссию по состоянию здоровья не прошел. По достижении 18 лет военкомат направляет его учиться во 2-е Орджоникидзевское военно-пехотное училище на командира стрелкового взвода, и 13 января 1941 года Николай Яценко стал курсантом. С головой окунулся в учебу. Летом командование училища пообещало всем, кто хорошо учился, предоставить краткосрочный отпуск. Курсант Яценко собирался приехать в родную станицу и начал уже покупать подарки родным и близким.

В то злополучное воскресенье – 22 июня 1941 года, получив увольнительную, Николай засобирался в город. Вот как он сам рассказывал: «Только мы построились, чтобы нас осмотрел дежурный, как увидели появившегося на КПП взволнованного начальника училища. Дежурный бросился к начальнику с докладом. Но тот, не дав ему добежать, бросил: «Тревога! Всем курсантам построиться на плацу!» Так мы узнали, что фашисты напали на нашу Родину. Нам зачитали приказ, в котором значилось, что мы будем обучаться по сокращенной программе согласно военному времени».

Курсант Яценко подал рапорт об отправке его на фронт, но ему отказали, и он с еще большим рвением принялся за учебу, с тревогой и надеждой ежедневно слушал сводки Совинформбюро. А они были неутешительными. Все мысли курсантов были там – на фронте, с теми, кто мужественно отражал натиск врага.

И, наконец, настал день долгожданного выпуска – 11 мая 1942 года. Николаю Яценко присвоили звание лейтенанта и отправили в резерв Ставки 62-й армии, назначив командиром стрелкового взвода.
Немецко-фашистские войска рвались к Кавказу. Чтобы захватить его, им нужно было овладеть Сталинградом, и они готовили во второй половине июля 1942 года мощный удар в направлении города. Завязалась великая битва. 17–22 июля отряды 62-й и 64-й армий вели упорные бои с противником на рубеже рек Чир и Цимла, после чего отошли на основные рубежи обороны. Но натиск противника был таким стремительным, что 26 июля танковые и моторизованные соединения прорвали оборону 62-й армии, стали упорно двигаться к городу.

В авангарде шла 6-я армия, которой командовал генерал-полковник Паулюс. Перед ней была поставлена задача захватить город Сталинград.

На Сталинградском фронте создалось критическое положение. Решением Ставки 10 сентября 1942 года командование 62-й армии принял генерал-лейтенант В.И. Чуйков. Эта армия и приняла на себя основной удар наступающего врага. 13–15 сентября немецко-фашистские войска продолжали наступление к Волге, нанося основной удар в направлении Мамаева кургана и вокзала. На их пути насмерть стояли воины 62-й армии.

Взвод, которым командовал лейтенант Яценко, сосредоточился и укрепился севернее тракторного завода. Командир получил приказ – самостоятельных действий не предпринимать до особого распоряжения.  Николай Матвеевич вспоминал: «Обидно было – впереди нас кипел бой, а мы ждали, даже товарищам помочь не могли».

К исходу 14 сентября враг прорвался к вокзалу. Рота, в которую входил взвод Яценко, получила приказ выдвинуться к железной дороге и не дать немцам пройти с юга в сторону Мамаева кургана, на котором уже третий день кипел бой.

Лейтенант Яценко, прячась за развалины домов, повел бойцов в район железнодорожного вокзала. Не доходя до него метров сто, солдаты сосредоточились в одном из разбитых пакгаузов. Место оказалось удачным – хорошо просматривались вокзал и искореженное железнодорожное полотно.

Бой разгорелся на рассвете. Противник двинулся в сторону Мамаева кургана и тут же наткнулся на взвод лейтенанта Яценко.

Ветеран рассказывал: «Мы лежали в развалинах пакгауза. Немцы, прячась за рельсы и разрушенные строения, группами рвались к нашим рубежам, но каждый раз получали отпор. Положение наше усугублялось тем, что при стрельбе автоматы поднимали тучи пыли, обильно устилавшей развалины, за которыми мы укрывались, и на некоторое время мы теряли из виду сектор боя. Немцы пользовались этим, пытались приблизиться к нашим позициям и забросать нас гранатами. Несколько раз мы сходились врукопашную, но немцы так и не сумели пройти через наш рубеж».

Ряды обороняющих редели – силы противника превосходили их. Враг рвался к цели. Двое суток сдерживали воины взвода лейтенанта Яценко яростные атаки врага, а на третьи уже обессиленный взвод, который сменили моряки, был отведен к тракторному заводу. Лейтенанта Яценко вызвали в штаб и тут же зачитали приказ. Его назначили заместителем командира роты (вместо убитого в бою). И сразу поставили задачу: возглавить частью роты оборону тракторного завода, к которому уже прорвался противник.

У стен завода и на его территории разгорался кровопролитный бой. Обстановка менялась ежеминутно. Образовался «слоеный пирог», как говорил сам Яценко. Шла яростная борьба за тракторный завод. Особенно острой она была 27 сентября. Немцы, изменив своей тактике боя, наступление начали задолго до рассвета, рассчитывая на внезапность, но наткнулись на кинжальный огонь защитников. Замкомроты Николай Яценко сам не раз ходил в атаку, участвовал в рукопашном бою. Его солдаты стояли насмерть. Враг утратил силу, так и не сумев полностью овладеть тракторным заводом. Потом перешел в оборону. Начались изнурительные позиционные бои.

В ночь с 28 на 29 сентября обескровленную, потерявшую более двух третей личного состава стрелковую роту, которой командовал лейтенант Яценко, сменили и отправили на отдых и пополнение на левый берег Волги в селение Паромное. Тут Николай Матвеевич и получил первую награду – орден Красной Звезды. Его вручал сам командующий 62-й армией генерал-лейтенант Василий Иванович Чуйков. И Николай Матвеевич этим гордился.

Наградной лист Николая Матвеевича Яценко от 17 ноября 1942 года представлен на сайте «Подвиг народа»

В начале февраля 1943 года Николая Матвеевича Яценко назначают командиром стрелковой роты и направляют на Центральный фронт в 109-й гвардейский полк 37-й гвардейской стрелковой дивизии. И 5 февраля его гвардейская рота снова в бою – ведет наступательную операцию в направлении небольшого города Севска, что на Брянщине. Здесь гитлеровцы возвели сильные укрепления. Взять с ходу городок гвардейцам не удалось, была освобождена лишь половина. Рота лейтенанта Яценко находилась в непосредственном соприкосновении с противником. Напряженный бой затих лишь с наступлением сумерек. В эту ночь гвардии лейтенант Николай Яценко не спал. Надо было успеть многое – пополнить боеприпасы, эвакуировать в тыл раненых, накормить людей, чтобы с рассветом вновь атаковать врага. Утром  бой возобновился. Гвардейцы с криками: «Ура!», «За Сталина!», «За Родину!» устремились вперед.

Большая группа гитлеровцев выскочила из траншей, бросилась в контратаку. В короткой рукопашной схватке фашисты были смяты и уничтожены.

Гвардии лейтенант Яценко участвовал в рукопашном бою, был тяжело ранен – получил сквозное пулевое ранение, но продолжал командовать ротой, пока его совсем не покинули силы. 18 марта 1943 года был его последний  бой. Лейтенант Николай Яценко награжден орденом Отечественной войны и медалью «За боевые заслуги».

После госпиталя 25 сентября 1943 года  Николай Матвеевич Яценко уволен в запас. Вернулся в родную станицу. Пошел работать преподавателем физического воспитания в среднюю школу № 19 (ныне СОШ № 1), заочно поступил в Кропоткинское педагогическое училище.

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Joomla SEF URLs by Artio