Поэзия молодости и проза жизни

Поэзия молодости и проза жизни

Таня, Надия и Айгуль познакомились друг с другом будучи абитуриентами – на подготовительных курсах в университете. Вместе заселились в комнату вузовского общежития. Жили девчонки спокойно и размеренно. Ладили, без крика и суеты совместно решали бытовые вопросы. Ходили на занятия, стирали, убирались, по очереди варили супы и жарили картошку – словом, идеальный и гармоничный студенческий девчачий союз. Хотя по характеру все они – противоположности друг другу. Но, говорят же, противоположности, как полюса магнита, притягивают. Веселая, мечтательная, романтичная украинка Надия укрощала строптивую и темпераментную, однако миролюбивую и искреннюю русскую Татьяну. Последняя в свою очередь наставляла на путь истинный эмоциональную, сентиментальную казашку Айгуль.

Айгуль была человеком из особого мира. Даже имя у нее было непростым: в переводе с казахского – лунный цветок. Девушка рассказывала о себе почти что сказки. Что принадлежит она к одному из трех жузов – Улу (самому старшему). Это накладывало определенные ограничения. Девушка, например, не могла влюбиться в первого встречного. По казахской традиции, представители одного рода, состоящие в родстве менее, чем в седьмом колене, либо проживающие на территориях, разделенных менее, чем семью реками, не могли вступать в брак. Поэтому Айгуль была «обречена». Родители давно уже подыскали ей подходящего жениха и заключили брачное соглашение. Избранник уже выплатил семье невесты обусловленный калым. Подарок не хилый – чуть ли не табун лошадей и с десяток разногабаритных красочных ковров. Айгуль дали доучиться в университете. Только она получит диплом, сразу угодит в жены.

– Айгуль, он тебе хоть немножко нравится? – допытывались девчонки.

– Разве это имеет значение? – Она старалась уходить от этих тем.

– Ты же понимаешь, что обречена!

– Он хороший человек, богатый. – Айгуль отвечала заученными или «вдолбленными» в хорошенькую головку фразами.

– Эх, а нам и замуж пора, а женихов на горизонте не видно...

Айгуль смекнула и решила помочь подружкам. На студенческий праздник она приготовила девчонкам сюрприз – втихаря пригласила двух мальчиков.

Вечером Татьяна, лежа на кровати, листала конспекты, готовясь к зачету. Надия «танцевала» между кастрюлей и сковородой. Приготовила коронное блюдо – украинский борщ с пампушками. Пока несла кастрюлю из общей кухни в комнату, на ароматы отреагировали почти все жильцы второго этажа общежития.

– Девчонки, айда кушать! – пригласила Надия.

– Давай чуть позже, – лукаво улыбнувшись, предложила Айгуль.

Гости пожаловали к семи часам вечера. Раздался осторожно-вкрадчивый стук в дверь.

– Кто там? – спросила Татьяна. Хотя ответ на вопрос в общежитии мало кого интересовал, потому что стучали чуть ли не ежеминутно – то хлеба занять, то кофточку попросить на вечеринку, то линейка у соседки куда-то запропастилась.

На пороге стояли Вениамин и Серега – одногруппники.

– Здрасьте, девчата, – приветствовал Серега.

– Если с вами повстречаюсь вновь я, знайте, что «привет» мой – ерунда.

Я хочу вам пожелать здоровья: здравствуйте! Сейчас и навсегда! – продекламировал Вениамин.

– Девочки, это я пригласила, – виновато смотрела Айгуль в искрящиеся гневом глаза подруг.

Делать нечего. Не выгонять же парней, если они вовсе не незваные гости.

Вениамин достал из оттопыренного кармана пальто бутылку самого дешевого вина. Серега тут же, не спрашивая, будут ли дамы дегустировать, откупорил ее.

Вениамин в это время разматывал с шеи длинный-предлинный шарф (укутался конкретно – то ли горло берег, то ли имидж поэта поддерживал). Он вообще казался одногруппникам каким-то нереалистичным. Любой по-настоящему талантливый человек – словно не из мира сего. На занятиях вместо того, чтобы слушать лектора, Вениамин рассматривал потолок, громко вздыхал, потом принимал позу мыслителя и беззвучно двигал губами – понятное дело: сочинял очередное стихотворение, спонтанно рождавшееся в голове. Тема могла появиться из чего угодно. Например, пролетела осенняя муха. Она – влюбленная и окрыленная – потом ожила в его балладе.

Серега был простым парнем. Особым интеллектом не отличался, учился через пень-колоду. И вообще в университет он попал случайно: родственник помог поступить, чтобы в армию не загремел. Студент редко посещал занятия. По большому счету его интересовали городские развлечения, до которых он дорвался после монотонной и скучной деревенской жизни.

Сидят два друга – такие разные. И какая сила притяжения? Разве что Вениамин нашел свободные уши и с утра до ночи читал Сереге стихи? А тот не вслушивался, а иногда просто закрывал глаза – дремал: в поэзии он ничего не понимал, поэтому, как китайский болванчик, между паузами поэта кивал в знак одобрения.

Вениамин решил создать интимную обстановку. Вытащил из своего все еще оттопыренного кармана пальто свечи, зажег. Обстановка располагала, чтобы почитать стихи.

Куда деваться – девчонки слушают. Перерывы между стихами Вениамин делает небольшие, иначе могут прервать. С воодушевлением поэт читает балладу про ту самую муху, которую увидел в аудитории во время занятий. Мажорные нотки в голосе нарастают – вот-вот он подходит к кульминационному моменту и делает кратковременную паузу, чтобы глотнуть воздуха и «выдохнуть» важные слова, раскрывающие глубину своего произведения...

– Ну хватит стихов, давайте выпьем, – воспользовавшись этой самой паузой, Серега приземляет поэта на грешную землю. Вениамин так и зависает на мажоре, не в силах произнести больше ни слова.

Татьяна поперхнулась и закашлялась до слез, лишь бы никто не увидел, как ее душит смех. Надия, глядя на подругу, изо всех сил сдерживалась, чтобы не усложнить и без того комическую ситуацию. Айгуль закрывает лицо руками – лишь бы в глазах не увидели озорных зайчиков.

Серега опрокидывает стакан с вином и, громко смакуя, тщательно закусывает пампушками...

«Женихов» в 10 часов выставили за дверь: законы общежития! Айгуль досталось от подруг:

– Ты не могла нам найти достойных парней? Специально провела селекционный межвузовский отбор жузов?

...Много лет спустя подруги встретились в соцсетях Интернета. Интересно было узнать, у кого как жизнь сложилась.

Татьяна вышла замуж за местного парня – работягу. Надия, ослепленная и завороженная чувствами, уехала с прикомандированным на край света, а через пять лет вернулась с двумя дочками к родителям, так и живет одна. Айгуль – жена бая, избранника родителей. Ну и пусть брак по расчету, это лучше, чем по любви, которая в любой момент может прощально помахать рукой.

«Девчонки, а вам не интересна судьба Вениамина и Сереги? – написала Айгуль. – Вениамин стал публичным человеком. Собирает залы, устраивая поэтические вечера, издает книги. А Серега, вернее, Сергей Леонидович, – крупный предприниматель, супруг супер-пупер модели. Прохлопали вы свое счастье, подружки!».

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Joomla SEF URLs by Artio