Вихрем революции объятый

Михаил Митрофанович Карякин

В центре станицы Новопокровской в юго-западной части от центрального станичного рынка с давних времен был переулок Базарный. По нему станичники отправлялись на местный рынок. Здесь останавливались подводы, запряженные волами и лошадьми, с которых шла бойкая торговля продуктами питания, производимыми не только в станице Новопокровской, но и других хуторах и станицах. 15 сентября 1972 года решением исполкома Новопокровского районного Совета депутатов трудящихся переулок Базарный переименовали в улицу имени Михаила Митрофановича Карякина.

Этому событию предшествовала большая подготовительная работа. Исполком районного совета собрал богатый документальный материал о жизни и деятельности нашего земляка, известного кубанского большевика М.М. Карякина. Поступили архивные документы не только из  краевых и районного архивов, но и из Центрального государственного исторического архива Азербайджанской ССР, воспоминания его соратников, статьи в газетах и журналах. На основании  их было установлено, что наш земляк — М.М. Карякин родился в ноябре 1889 года в станице Новопокровской. Когда ему исполнилось семь лет, умерла его мать. С этого времени  начался  для него тяжелый период жизни. Работал подпаском, участвовал в уборке урожая у зажиточных казаков. И уже тогда он ощутил несправедливость экономического неравенства: богатые казаки не работали, нанимали  иногородних, в том числе детей. И им приходилось по 14-16 часов трудиться  за гроши, а то и за пропитание. Чувствовал он и социальное неравенство: казаки не любили иногородних, обделяли их в земле, всячески унижали. Ради куска хлеба оставшемуся без материнской поддержки мальчишке приходилось терпеть непосильную работу и унижение. Но в его душе зрели гнев, жажда борьбы с несправедливостью.

С малых лет Михаил мечтал учиться, но на учебу не было денег. Но случилось в его дет-стве счастливое событие: через несколько лет его пригласил в Екатеринодар старший брат. В городе Михаил окончил церковно-приходскую школу. Работал в адвокатской конторе, торговал спичками. В городе Екатеринодаре в 1909 году действовала воскресная школа Кубанского общества народных университетов. При ней работал марксистский кружок повышенного типа. В нем начал осваивать марксистское учение и наш земляк М.М. Карякин. В Екатеринодаре Михаил познакомился со знаменитыми кубанскими большевиками Яном Полуяном, Зоей Зенкевич и вскоре принял большевистскую идеологию. В 1911 году он вступил в РСДРП(б). Участвовал во многих большевистских мероприятиях. Особенно была заметна его роль в распространении на Кубани нелегальной литературы, большевистских газет и прокламаций, что было довольно опасным занятием.

Он часто выступал на митингах, встречался с рабочими промышленных предприятий Екатеринодара. Особенно много и напряженно работал Михаил Карякин летом и осенью 1914 года, когда после обыска на квартирах екатеринодарских большевиков часть из них арестовали. Со временем М.М. Карякин стал активным агитатором и пропагандистом революционных идей. Он постоянно был связан с рабочим движением, профсоюзами. Рабочие избрали его секретарем страхового объединения – больничной кассы металлистов «Объединение». 21 ноября 1914 года по предложению М. Карякина касса решила приобрести книги и журналы на Петроградском складе газеты «Правда». Михаил Карякин стал одним из руководителей большой группы большевиков-правдистов в городе Екатеринодаре. Постепенно его влияние стало распространяться на всю Кубань. Так, после опубликования манифеста «Война и российская социал-демократия» М.М. Карякин и П.И. Вишнякова  выехали в город Новороссийск и там сделали доклады местным большевикам об этом манифесте, разъясняя роль экономически конкурирующих капиталистических стран в развязывании войны, предательскую роль европейской социал-демократии, подменившей социализм национализмом, нацеливали партийных товарищей на работу по превращению империалистической войны в гражданскую. Такая деятельность вызывала недовольство власти. Карякина взяли под особый надзор.

Спасаясь от преследования полиции, он меняет места проживания. В 1914 году после двух обысков полиции на его квартире Михаил переезжает из Екатеринодара в Новороссийск. Там он трудился на цементном заводе «Цепь», и по-прежнему активно занимался агитационно-пропагандистской деятельностью. Случайно узнав, что его ищет полиция, увольняется с завода и в сентябре 1915 года уезжает в город Баку с паспортом на имя Василия Ивановича Калинина. Там ему удалось устроиться в железнодорожные мастерские, где также активно ведет партийную агитацию в составе группы известного революционера С.Г. Шаумяна.

В ночь с 18 на 19 февраля 1916 года на его квартире полицейские провели обыск и нашли нелегальную литературу. М.М. Карякина арестовали. На допросах он проявил завидное мужество, стойкость, отвечал на вопросы полицейских следователей дерзко и, несмотря на изуверские попытки выдавить из него показания на своих товарищей по партии, никого не выдал. Следствие длилось пять месяцев. Жандармерия города Баку за это время получила из Кубанского областного жандармского управления сообщение о том, что  М. Карякин «представляет из себя видного социал-демократа, зарегистрированного по делам управления с 1912 года» и подробную характеристику его бурной революционной деятельности в Екатеринодаре. Вскоре его сослали в Иркутскую губернию, где он продолжал активно и упорно заниматься самообразованием.

На Кубань М.М. Карякин вернулся только в конце марта 1917 года. Был избран заместителем председателя Екатеринодарского городского комитета партии (в состав комитета входили также известные на Кубани большевики И. Янковский, П. Вишнякова, Л. Ивницкий, Я. Полуян, З. Зенкевич, Т. Сухинина, Ф. Волик), председателем фракции большевиков в Екатеринодарской городской думе, членом редколлегии первой легальной большевистской газеты «Прикубанская правда». Трудно было наладить выпуски этой газеты, так как, зная ее политическую направленность, издатели отказывались от сотрудничества с большевиками. Михаил Митрофанович, пользуясь информацией, полученной от знакомых типографских рабочих, нашел все же типографию, хозяин которой согласился за значительную плату печатать газету. 5 мая 1917 года вышел первый выпуск «Прикубанской правды». Эту газету распространяли среди рабочих, крестьян, казаков, представителей интеллигенции. Она попадала в самые отдаленные уголки Кубани и даже на фронт. Пользовалась «Прикубанская правда» большой популярностью и являлась сильным идеологическим орудием большевизма.

М.М. Карякин принимал участие и в формировании красноармейских отрядов и дружин. Коммунисты избирали его на все съезды и партийные конференции. В августе 1917 года в городе Пятигорске состоялся Северо-Кавказский съезд РСДРП. М.М. Карякин возглавил делегацию  представителей партийных организаций Екатеринодара. Съезд проходил в сложной обстановке внутрипартийной борьбы между меньшевиками и большевиками. М.М. Карякин занял на нем непримиримую позицию по поводу объединения большевиков и меньшевиков на политической платформе меньшевизма. В конце концов, не согласившись с предлагаемыми резолюциями меньшевиков (их на съезде было 14, а большевиков – 9), Михаил Карякин и его товарищи-большевики покинули съезд и оставили его организаторам письменный протест. «Ввиду того, – говорилось в нем, – что… вопрос об объединении  поставлен в момент открытия съезда, мы, принимая участие в обсуждении этого вопроса, поставили немедленным условием объединения точку зрения целого ряда конференций нашей партии, признававших возможным объединиться только с последовательно-интернационалистическими течениями социал-демократии, при полном их разрыве с так называемым революционным оборончеством. Ввиду неприятия наших условий, мы не считаем возможным принять дальнейшее участие в работе съезда». Это решение было довольно смелым, но оно отражало позицию екатеринодарских большевиков и впоследствии было ими одобрено.

У Михаила Митрофановича был высокий авторитет и среди крестьянства. Несмотря на молодость, он хорошо разбирался в психологии тружеников, зная их жизнь. Умел зажечь в них во время проведения бесед чувство протеста против гнета и несправедливости. Именно потому его направляли в трудовые коллективы, на форумы, где были представители трудового народа. 1 (14) ноября 1917 года М.М. Карякин доложил участникам Первого областного съезда иногородних о свержении в столице России Временного правительства и о создании нового пролетарского правительства. Он призвал делегатов съезда признать Совет Народных Комиссаров как единственную законную власть в стране. В эти дни в Екатеринодаре под руководством большевиков был создан совет рабочих, воинских и крестьянских депутатов. М.М. Карякина избирают его секретарем.

После введения 26 октября 1917 года войсковым правительством военного положения в Кубанской области, усиливается преследование большевиков и сочувствовавших им. 1 ноября арестовали членов исполнительного комитета Екатеринодарского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 2 ноября в знак протеста против  разгона исполкома, около 6 тысяч человек вышли на митинг, который по распоряжению войскового правительства был разогнан, часть митингующих была ранена юнкерами, один из раненых скончался. Несмотря на усиление репрессий против большевиков, Михаил Митрофанович и его товарищи по партии продолжали открыто разъяснять городскому населению и крестьянам Кубани Декреты Советской власти о мире и земле, вели агитацию за вступление горожан  в ряды Красной гвардии.

В этот период М.М. Карякин стал уже одним из наиболее авторитетных руководителей большевиков на Кубани. Он активно готовит первую конференцию большевиков на Кубани, цель которой – сплочение и укрепление большевистских организаций в борьбе за установление Советской власти на Кубани. Она проходила 25-26 ноября 1917 года в городе Новороссийске. Вел конференцию М.М. Карякин.  

Конференция под его руководством выработала план борьбы с кубанской контрреволюцией и сыграла важную роль в установлении Советской власти на Кубани. В соответствии с решениями конференции большевистские организации Кубани активизировали формирование отрядов Красной гвардии, организовали их вооружение, усилили агитационную работу в воинских частях с целью привлечения их для борьбы с контрреволюцией.

М.М. Карякина после конференции направляют в Туапсе, где он  сразу же после прибытия развернул агитационно-пропагандистскую и организаторскую работу по формированию боевых частей Красной гвардии.

После захвата города Екатеринодара 7 января 1918 года  белоказаками его арестовали. Вместе с 36 большевиками (28 из них белогвардейцы расстреляли) был заложником у генерала Покровского, покидающего в панике Екатеринодар в ночь с 28 февраля на 1 марта. Еще в Екатеринодаре арестованным объявили, что их всех расстреляют. Решили попытаться сбежать. Я. Полуяну это удалось сделать, когда началось построение и была неразбериха. Остальных повели в сторону аула Тахтамукай. На ночь, несмотря на лютый холод, пленников оставили на площади. Никому из них не разрешили садиться. И только к утру, когда усилился мороз и замерзли конвоиры, они развели костер и разрешили пленникам  лечь вокруг него.

В станице Дядьковской белогвардейцы оставили раненых, а вместе с ними большевиков Карякина и Лиманского, поручив им за сохранение жизни пленных большевиков хорошее отношение к раненым белогвардейцам. Большевики свое слово сдержали – раненых вылечили. Но заложников-большевиков все равно расстреляли… Один из уцелевших заложников  Фролкин 3 апреля 1918 года на собрании Екатеринодарской большевистской организации рассказал, как это происходило: «Нас, 21 человека, повели на селение, там проходит речка, мы перешли мостик и очутились на плацу. Сотник командует: «Стой!». Караул отходит назад. В это время один из нашей партии бросился бежать, в него начали стрелять. Кто-то еще бросился бежать. Караульный крикнул: «Бей всех!». Я от ужаса схватился за голову и упал на землю. Под пулями товарищи шатались и падали. Мне пуля прострелила каблук. Когда стрельба кончилась, кто-то сказал: «Там живой». Потом: «Проверить штыками». Одного-двоих прикололи. Кто-то высказал мнение, что живых больше нет. Начали шарить в карманах, потом сказали: «Пойдем, там еще осталась партия».

Вот такое было жестокое время. Русские убивали друг друга. Убивали просто так, лишь за то, что у них были разные понятия о будущем устройстве России. М.М. Карякин считал, что только Советская власть даст благо всем гражданам России, что она принесет мир на кубанскую землю, и он боролся за ее установление.
После ухода белых из Дядьковской, Михаил Митрофанович  вернулся в Екатеринодар и попросил областной комитет партии направить его на самую нужную для блага революции работу. Ему поручили возглавить революционный трибунал. Он попал в войска, сражающиеся с белогвардейскими частями. Был недалеко от родных мест, но под напором противоборствующих частей красногвардейцев оттеснили в калмыцкие степи. А в тридцать лет М.М. Карякин умер от тифа в пустынной степи под Астраханью. Дата и место его смерти точно не известны (по некоторым данным – декабрь 1918 года, по другим  –  январь 1919-го).

...Сегодня по-разному оценивают  его короткую, но яркую жизнь не только историки, но и земляки. Кто-то осуждает за большевизм, служение антихристам. Кто-то, наоборот, восхищается его доблестью, стойкостью в достижении главной жизненной цели – борьбе за счастливое будущее нищих и бесправных граждан его любимой России. Но как бы там ни было, каждому понятно, что Михаил Митрофанович Карякин вошел в историю Кубани как наиболее видный деятель периода гражданской войны, не запятнавший себя жестокостью в одну из самых жестоких войн.
Память о нашем земляке – знаменитом кубанском большевике – осталась в книгах, архивных документах, названиях улиц в городе Краснодаре и станице Новопокровской. Его деятельность высоко оценивали известный советский партийный и государственный деятель Г.К. Орджоникидзе, товарищи по партии.

Комментарии   

0 #1 Алекs 28.10.2016 23:12
Если бы не белогвардейская пуля...вполне возможно нашего земляка ждала пуля нквд в 37-40гг....Революция "сжирает" своих детей (Ж.Дантон)

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Joomla SEF URLs by Artio