О Плоской знал и император

Братья Еременко
О Плоской знал и император

130 лет назад

Станица Плоская - один из самых удаленных населенных пунктов от столицы Кубани. Там нет особых достопримечательностей, да и людей – около тысячи человек. Но станица эта довольная знаменитая. Здесь родились и жили замечательный советский писатель Иван Афанасьевич Зубенко, лидер белого движения на Кубани Антон Харитонович Сухенко.

У станицы Плоской проходили многие крупные сражения в Гражданскую войну, освещенные в мемуарах известных военачальников. О ней вспоминают в «Очерках Русской смуты» генерал А.И. Деникин, в романе «Ледяной поход» известный писатель, участник тех трагических событий Роман Гуль. О боях у станицы делился в книге «Русская Вандея: Очерки Гражданской войны на Дону 1917-1920 гг.» белогвардейский генерал А.В. Голубинцев. Станица Плоская была первой на пути движения Добровольческой армии по Кубани. И здесь же она закончила этот бесславный поход, растеряв по пути многих казаков и потеряв доверие населения Кубани. В годы гражданской войны в станице Плоской побывали генерал-лейтенант А.А. Павлов, командир «Стальной» дивизии Д.П. Жлоба, легендарный командарм С.М. Будённый.

Прославлена станица трудолюбием и удалью местных жителей.

В этом году исполняется 130 лет со дня ее основания. В то далекое время казаки станицы Старокорсунской организовали в голой степи хутор Старокорсунский. Этому способствовал быстрый рост населения в станице и недостаток земля для наделов казакам. Общество казаков станицы Старокорсунской в приговорах от 25 февраля и 18 марта 1890 года № 5 и № 6 постановило: «Выселить из станицы на дополнительный надел, отведенный из Кугоейской степи в Ейском отделе не менее 713 душ мужского пола из тех станичных жителей, которые изъявят на это желание и на означенное число душ нарезать землю».

Пожелали переехать в неизведанный край 450 мужчин, а в 1890 году переселились только 394 человека.

Но двинулись они в долгий путь по кубанским степям в незнакомые целинные места лишь после твердых обещаний: отдать им по 40 десятин земли (43,6 гектара), а не по 25 десятин, как было вначале принято. Так как желающих больше не оказалось, общество казаков станицы Старокорсунскоуй решило не распределенную в Кугоейской степи землю оставить в своем распоряжении.

За землю-матушку боролись

Жители хутора Старокорсунского, несмотря на невысокое плодородие почв на закрепленной за ним территории, получали неплохие урожаи. Земля была кормилицей для всех хуторян. Ею дорожили, ее берегли. Тщательно обрабатывали. Но постепенно хутор разрастался, и земли стало не хватать: общество казаков станицы Старокорсунской выделило ее только на переселившихся в хутор 394 человек. В связи с этим между хуторянами и жителями станицы Старокорсунской обострились споры о земле. Вмешивался в них даже император. В Указе его императорского величества, самодержавца Всероссийского военному министру есть такая интересная информация: «Военному министру. По Указу его императорского величества, правительствующий сенат слушали:1) дело, представленное Кубанским областным правлением, при рапорте от 31 мая 1912 года №40587, вследствие жалобы поверенного общества хутора Старокорсунского, Ейского отдела, присяжного поверенного Степана Тарутина, на постановление общего присутствия Кубанского областного правления от 17 января 1912 года, по делу о распределении земельного довольствия станицы Старокорсунской между обществами этой станицы и хутора Старокорсунского; 2) дополнительное объяснение по жалобе поверенного хутора Старокорсунского присяжного поверенного А.А Леонтьева; 3) прошения уполномоченных Старокорсунского станичного общества урядника Дионисия Гарниги и вахмистра Григория Савицкого и атамана станицы Старокорсунской фельдфебеля Венидикта Дударя об ускорении рассмотрения сего дела и 4) заключения Военного министра, изложенное в его рапорте от 4 января 1915 года за №59. Приказали: принимая во внимание 1)что как это разъяснено Правительствующим Сенатом (указ по делу посёлка Орловского 26 мая 1910 года №3841 и другие) жалобы на постановления областных и хозяйственных правлений казачьих войск по всякого рода спорам, возникшим при утверждении земельных наделов, а равно и по делам об отводе сих наделов, о размерах и границах таковых должны подаваться в Военный Совет…».

На жалобу хуторян была дана, по сути, бюрократическая отписка. Но их послание все же переслали военному министру. 29 апреля 1916 года казачий отдел Главного штаба направил его начальнику штаба Кавказского военного округа. Изложив суть дела, Главный штаб постановил: «Все земельное довольствие, отведенное обществу станицы Старокорсунской, как при месте ее поселения, так и в дополнительных наделах распределить между обществами последней и хутора Старокорсунского пропорционально народонаселению мужского пола…».

Началась гражданская война. Плоская переходила то к красным, то к белым частям. Но даже в этих условиях битва за землю-кормилицу между жителями станиц Старокорсунской и Плоской (бывшего хутора Старокорсунского) не окончилась.

7 февраля 1919 года землемерный подотдел ведомства земледелия Кубанского краевого правительства в письме к атаману Екатеринодарского отдела вспомнил снова о просьбе старокорсунских земледельцев: «Землемерный подотдел, - сообщается в нем, - просит Вашего распоряжения о скорейшем выполнении обществом станицы Старокорсунской указания бывшего начальника области от 27 февраля 1917 года за №718 относительно доставления приговора об отделении в земельном отношении хутора Старокорсунского, тщательно составленного обществом, проверенного особой комиссией и утвержденного атаманом отдела посемейного списка населения станицы мужского пола на 1 января 1919 года, утверждённых планов на юрт и дополнительные наделы, а также другие документы и сведения, которые общество найдёт нужным доставить. Если же сказанное общество пожелает, чтобы упомянутые выше работы были произведены летом сего года, то об этом ему необходимо постановить приговор, который немедленно, во всяком случае, не позднее 1 марта сего года доставить в землеаграрный подотдел. Заведующий подотдела Кедров».

21 апреля 1919года сбор станицы Старокоросунской пришел к выводу, что «производить работы в виду неимоверной в настоящее время дороговизны не возможно, а также не представляется возможным в виду гражданской войны и переселения на дополнительный надел, кроме того земельный вопрос законодательными учреждениями края окончательно ещё не разработан. А потому мы выборные большинством 77 голосов против 3 постановили: вопрос о распределении земельного довольствия между нашей станицей и хутором Старокорсунским (ныне станица Плосская) отложить до более благоприятного времени».

Спор о земле между хуторянами и станичниками прекратился после установления на Кубани Советской власти: земля станиц и хуторов стала единым государственным фондом.

И работали, и веселились...

Освоение земли на хуторе шло быстрыми темпами. Развивались и ремесла. На полученные в результате своего нелегкого труда средства жители Старокорсунского покупали товары на рынках Белой Глины, Ростова- на Дону. Большинство казаков этой станицы жили в основном зажиточно. Это подтверждают не только воспоминания старожилов, но и данные статистики. Во многих казачьих дворах были коровы, волы, лошади, овцы, много птицы.

Слишком резкого расслоения между бедными и богатыми казаками не было.

Например, богатому казаку Терентию Ерёменко принадлежало 60 десятин пахотной земли и 95 десятин занятой сенокосами. Он самостоятельно обрабатывал свои земли, часть из неё он сдавал в аренду. Были у него свой сад и виноградник, 16 волов, 150 овец, 29 свиней, 5 лошадей, . 10 коров, 11 телят, 2жеребца, 10 индеек, 60 кур, 13 гусей, 5 уток. Середняк Пантелеймон Глущенко обрабатывал землю на 40 десятинах, ещё на 10 он занимался сенокосом. Самостоятельно обрабатывал 28 десятин земли, а 12 сдавал в аренду по 2 рубля 50 копеек за десятину. Были у него сад и виноградник. За выращенный виноград он получал 12 рублей дохода. Было у него 26 овец, 5 свиней, 4 вола, 3 лошади, 2 коровы, 2 индейки, 20 кур, 6 гусей, 5 уток. Бедный казак Андрей Зубенко имел 25 десятин пахотной земли. Обрабатывал только одну десятину, а 24 десятины сдавал в аренду по 2 рубля за десятину. У него было 10 кур.

Еды на обеспечение семей даже в период неурожаев хватало и богатым, и бедным казакам. А за реализуемую продукцию они приобретали промышленные товары на базарах и в городах.

Сохранились статистические данные, согласно которым в этот период станичники потребляли и немалое количество спиртных напитков. По информации, которая приводятся в Кубанском сборнике 1912 года можно определить, что в хуторской винной лавке за 1910 год продали в среднем по одному ведру спиртных напитков на каждого, проживающего в хуторе. Хуторян тогда было 1612 душ. Потратили они на вино 16195 рублей 20 копеек или по 10 рублей 05 копеек на каждого жителя. Для сравнения в станице Калниболотской продали в тот же период вина на одного жителя на 7 рублей 30 копеек, а в станице Ильинской - на 6 рублей 60 копеек. Потребление вина в хуторе было связано не столько с большим числом его любителей, сколько с возросшим материальным уровнем населения. На это указывал и один из авторов сборника Л. Тмутараканский. Он писал: «Заметим, хотя принято и говорить, и считать, что большее или меньшее количество потребленного вина, не есть показатель благосостояния населения, тем не менее, полагаем, что выпивается вино, покупаемое и покупаемое за наличный расчёт, значит, через руки покупающих проходят известные и довольно значительные материальные средства – деньги».

Следует также учесть, что употребляли спиртные напитки, приобретённые в хуторской винной лавке, не только местные жители, но и временные работники, приезжающие в станицу на уборку урожая, а также путешественники.

Хотели мир пересоздать

Станица Плоская в годы гражданской войны оказалась в центре многих важных событий, которые нашли отражение не только в архивных документах и воспоминаниях свидетелей событий, но и мемуарах видных военачальников, произведениях известных писателей.

В знаменитом романе Романа Гуля «Ледяной поход» так описываются события гражданской войны в станице Плоской: «Наш путь лежит опять на Лежанку. Перед ней мы заехали в ст. Плотскую (так автор ошибочно называет станицу Плоскую, прим. И.Бойко), в которой уже были в феврале. Я иду к знакомому плотнику, так недоверчиво говорившему в прошлый раз об Учредительном собрании. Вошел - плотник узнал меня: «Садитесь, садитесь, опять приехали». - «Приехали, ну как живете?» - «Да мы что, - тянет плотник, - вот как вы? Говорят, вашего главного-то убили, правда, это?» На лице нехорошая улыбка. «Кого, главного?» - «Да Корнилова-то», - улыбается плотник. «Нет, не убили», - лгу я помимо воли. «Не убили? А у нас слыхать было, что убили». Плотник помолчал. «Где вы остановились-то?» - «Здесь, в угловой хате». - «А, у Калистратовой...» - пауза. «У нее сын казак, а в Красную армию ушел, - смеется плотник, - вы ее спросите, где мол, у тебя сын-то? что она скажет, она поди вас боится...».

Недалеко от станицы Плоской в феврале 1920 года произошли крупнейшие сражения гражданской войны на Северном Кавказе.

Вот как описывает их в своих воспоминаниях непосредственный участник этих событий белый генерал Александр Васильевич Голубинцев:

«9 февраля Буденный с 6-й и 4-й кавалерийскими дивизиями атаковал Плоскую и после нескольких повторных атак занял станицу, оттеснив наши части к западу, к поселку Ивановский. К вечеру наши части расположились в станице Незамаевской и в поселке Ивановском, а Буденный, оставив в станице Плоской сильный заслон, с конной армией двинулся дальше на юг...

11 февраля мои части сосредоточились в районе хутора Ивановского, в 5-6 верстах от станицы Плоской, с целью вновь овладеть Плоской. В это время генерал Сидорин сообщил мне по телефону, что к вечеру к Плоской должна подойти со стороны Средне-Егорлыцкой 10-я Донская конная дивизия. Не дождавшись подхода 10-й дивизии и получив от разведки сведения о численности противника, занимавшего Плоскую, наши части около 12 часов дня энергичным налетом овладели станицей, захватив у красных обозы и отбив группу пленных, около 40 человек, взятых красными при разгроме 1-го Кубанского корпуса.

К вечеру 11 февраля в станицу Плоскую вошла 10-я Донская конная дивизия генерала Николаева

После неудачного боя 12 февраля конной группы генерала Павлова у станицы Плоской (Ново-Корсунский) началась Голгофа белой конницы».

Бои в станице и около неё были жестокими, ее улицы были завалены трупами людей и лошадей. Это страшное зрелище осталось навсегда в памяти её жителей.

Проходит несколько дней и снова 25 февраля 1920 года красные и белые сражаются у станицы Плоской. А.В. Голубинцев вспоминает: «Бригада, выдвигаясь вперед, успевает развернуть два правофланговых полка и переходит в атаку на красных, идущих в линии колонн; в интервалах у красных пулеметы на тачанках. Крики «ура!», и в одну минуту моя бригада от пулеметного огня теряет 150 всадников и лошадей; около меня падает мой вестовой, сраженный пулей. Бригада атаковала с фронта, а с левого фланга противник массою обрушился на мой левофланговый полк, шедший на уступе и еще не успевший развернуться, и смял его. Два других полка, получив удар во фланг и с фронта, после краткой рукопашной схватки отброшены вправо.

Стоявшие в резервных колоннах 9, 10 и 13-я конные бригады оставались зрителями и вместо того, чтобы ударить противника с обоих флангов, не получая никаких распоряжений, видя красных у себя непосредственно перед глазами, обрушившихся всей массой на 14-ю бригаду, оглушенные криками «ура!» и пулеметной трескотнею, толпою бросаются направо назад, оставив красным всю артиллерию, около 20 орудий, которая не только не сделала ни одного выстрела, но даже не заняла позиции. Стреляли только две батареи 14-й бригады, причем 10-я конная батарея доблестного войскового старшины Бочевского, открыв ураганный огонь по атакующим красным, внесла в ряды их большое замешательство, заставив их задержаться, и тем дала возможность частям 14-й бригады сейчас же за станицей Плоской оторваться от противника, прийти в порядок и прикрыть отход конной группы…».

Упоминает о станице Плоской и один из вождей Белого движения генерал Антон Иванович Деникин: «После большого привала в Горькой Балке, во время которого не прекращался бой к востоку от села, армия двинулась дальше и заночевала в кубанской станице Плоской. В последние сутки армия прошла с боем до 70 вёрст! Прибывший в Плоскую с Дона разъезд донёс, что на Задонские станицы идёт большое наступление с севера и запада, и донское начальство просит помощи».

Судя по рассказам очевидцев тех событий и архивным данным страшное время тогда было. Станичные казаки метались между красными и белыми. Но их не щадили ни те, ни другие. В метрических книгах Богородицкой церкви станицы Плоской значатся имена убитых станичников. Их отпевали в церкви после каждого прихода войск противоборствующих сторон. 25 апреля 1918 года убиты казаки: Андриан Лисица, Василий Платонович Будний, , 28 апреля 1918 года – Прокопий Яковлевич Костюк, Харлампий Никитович Клименко, Пётр Антонович Нетреба, Иван Симеонович Ячкула, 29 мая 1918 года убиты крестьяне: Андрей Марфенко, Пётр Андреевич Марфенко, 3 июня 1918 года Порфирий Иванович Шестаков, Мартын Иванович Шестаков, Владимир Цыганок, Кирилл Григорьевич Марченко, 23 июня – Тимофей Шумаков… , 26 -30 декабря 1919 года казак станицы Плоской Владимир Антонович Разбура, крестьянин Алексей Филиппович Волошин, вахмистр станицы Плоской Мефодий Семёнович Любченко, казак станицы Плоской Евгений Ильич Капуста, вдова казака Екатерина Ивановна Безуглая, урядник станицы Плоской Григорий Дамианович Ильченко. Много жителей станицы, участников боевых действий умерли в Плоской в годы гражданской войны от тифа.

Убитых красноармейцев и белогвардейцев долго не убирали с улиц. И только при образовании ревкома их захоронили в общей могиле на местном кладбище. Где она находится сейчас трудно определить.

Все проблемы решал ревком

В 1920 году в станице Плоской был образован станичный ревком. В своём первом постановлении он известил: «Мы, граждане ст. Плосской, на собрании 9-го марта произвели выборы для Ревкома и одноглассно избрали для службы народу в председатели Ревкома Павла Филипповича Стряпана. Помощника ему Казьма Тимофеевича Сухенко, военного комиссара, он же заведующий милицией, подводами и разводами квартир для больных и войска. Дмитрий Данилович Мартыненко в его распоряжении, для помощи выбранный...».

Станичный ревком с первых дней его создания активно занимался решением кадровых вопросов, обустройством жизни в станице. 12 марта 1920 года на заседании станичного ревкома были образованы отделы: продовольственный, земельный, народного здравоохранения, культурно-просветительной работы. Председателем ревкома на этом заседании избрали Илью Степановича Серёгина, его помощником Кузьму Сухенко, секретарем – Мефодия Илларионовича Гапоненко.

14 марта 1920 года ревком обсудил вопросы: о ремонте пожарного инструмента, о ремонте гребель, об уборке павших животных и трупов людей, о сборе трофеев, о выделении домов под лазареты, об организации пунктов питания, о приглашении в церковь священника, о выделении сироте Бабанской хлеба. По ним приняли соответствующие решения. Например, 15-16 марта обязали каждую станичную семью выделить по одному человеку для уборки трупов животных и людей, отремонтировать гребли и позаимствовать для этой цели доски у Мефодия Любченко

После разорительной гражданской войны, у населения были весьма скудные запасы продовольствия. Многие жили впроголодь. Значительная часть полей не обрабатывалась. Урожай получали крайне низкий, Резко снизилось в станице поголовье животных и птицы. Не работали мельницы. Ревкому пришлось срочно их восстанавливать, так как у населения иссякли запасы муки. Для этого позаимствовали мукомольные вальцы в одном из сёл Ставропольской губернии.

Усложнялась ситуация и тем, что немало казаков погибло в годы первой мировой и гражданской войн, часть из них (белогвардейцев) находилось в концентрационном лагере для военнопленных в Екатеринодаре (Михаил Савич, Савва Дзюба, Тимофей Дзонь, Леонтий Дударь, Трофим Побегуца, Иван Побегуца, Иван Басс, Захарий Мысак, Гавриил Калиус, Филипп Тыщенко, Иван Зубенко, Кенон Авдеенко, Порфирий Натопта, Степан Мартыненко, Иосиф Натопта, Степан Любченко, Григорий Шпак, Евтух Родзивило, Терентий Сухенко, Козьма Литовченко). Жители станицы ходатайствовали перед Ревкомом о предоставлении им отпуска на время полевых работ.

На проведении полевых работ отрицательно сказывалась и непрекращающиеся попытки противников Советской власти помешать её укреплению в станице. Бывшие белогвардейцы время от времени нападали на станицу. Среди станичников были жертвы.

Немало жителей Плоской умерли в этот период от тифа, оспы, чахотки. Люди страдали от безденежья, недостатка продуктов, неудовлетворительной медицинской помощи. Улицы станицы поросли бурьяном, на крышах хат почернела солома. Мужчины воевали, а поля не кому было обрабатывать. Все это вызывало недовольство и белыми, и красными. Народ хотел спокойной мирной жизни.

Революционный комитет станицы Плоской стремился поднять революционный дух в станице, нацеливал жителей на восстановление разрушенного войной хозяйства. В одном из своих постановлений он отметил: «1.Советская власть есть власть трудящихся рабочих и крестьян, давшая свободу и право на мирный и неотъемлемый труд. Да здравствует Российская Социалистическая Советская Республика.

2. Приветствовать Красную Армию. Она есть избавительница, свергнувшая вековечных угнетателей трудящихся; Она завоевала вечный славный свободный и радостный труд для всех трудящихся. Красная Армия один из передовых отрядов союза трудящихся. Да здравствует Красная Армия – оплот труда рабочих и крестьян.

3. Также приветствовать и партию Коммунистов, ибо только она стоит на страже интересов Советской власти. Она добровольный союз трудящихся для совместной жизни на основе равенства и общественного коллективного ведения сельского хозяйства в крупных размерах. Местный же ревком станицы Плоской всеми силами старается вырвать с корнем бурьян, т.е. агентов Деникина которые встречаются в станице и делают тормоз сознательным и честным гражданам».

21 ноября 1920 года в станице Плоской создали общество кустарей. Председателем его избрали Поликарпа Грека.

В становлении советской власти в станице Плоской большую помощь оказал председатель Белоглинского Совета И.А.Поздняков. Это был уже известный активист Советской власти, авторитетный руководитель и военачальник.

Однажды он приехал в станицу, собрал жителей на митинг и на нём избрали наиболее достойных станичников в состав Совета. Иван Антонович оказывал помощь в деятельности Совета. Часто приезжал в станицу, подсказывал членам Совета, как организовать население на выполнение задач, стоящих перед Советской властью. Советы Ивана Антоновича Позднякова помогли быстро решать проблемы жителей станицы и расквартированных раненых и больных бойцов Красной Армии. Между Плоской и Белой Глиной наладилась почтовая связь. Иван Антонович стал своим в станице. Его знали и взрослые, и дети. Уважали, прислушивались к его мнению. Но недовольные казаки, примкнувшие впоследствии к белогвардейцам, когда Иван Антонович попал к ним в плен, выдали его и он погиб, благодаря тем, кому он нёс добро и свет. Вот такое тогда были жестокое время.

Первым председателем Совета в станице Плоской был Илья Степанович Серёгин. В 1921 году в Плоской была создана первая партячейка. В её состав входили Михаил Фёдорович Вовненко, Семён Васильевич Дудин.

В 1925 году в станице было две школы 1 ступени, в которых обучались 104 человека.

Национализация крупной частной собственности в станице в первые годы советской власти не дала желаемого эффекта. Получив в руки значительное богатство, руководители местной власти не смогли его использовать в полной мере на благо общества. Предприятия, некогда принадлежавшие зажиточным станичникам, стали разрушаться. Вот как описывается в отчёте по обследованию предприятий Новопокровского района (предписание проминспектору Додышко от 29 мая 1925 года за №1213) состояние маслозавода в станице Плоской: «Маслозавод б. Ильина, полуразрушенное предприятие со значительной изношенностью и пониженной производительностью маслобойных машин. Силовых установок нет. Попытки сельского Совета и местного товарищества эксплуатировать завод были неудачны – убыточно. Чтобы уберечь от окончательной гибели оставшееся оборудование необходимо или возвратить бывшему владельцу, живущему в той же станице и возбудившему ходатайство в ВСНХ о возврате его обратно в собственность, или же включить его в списки промфондного имущества и ликвидировать».

В 1925 году в станице Плоской было 373 двора. Проживали там 1909 человек (803 мужчины и 1106 женщин). Они пользовались 5 колодцами. Значился в станице 1 пруд. В это время уже действовала партийная организация. Работали школа первой ступени, две избы –читальни. В связи со значительным количеством детей, оставшихся после войны и голода 1921 года без родителей, в станице работал свой детский дом. Имелся и свой ссыпной пункт. Большинство жителей посещали базар в селе Белая Глина. Связь с этим селом продолжала оставаться довольно оживлённой.

Согласно переписи 1926 года в станице уже проживали 2334 человека (1125 мужчин и 1209 женщин). По национальности они были в основном украинцами.

В станице располагалось в тот период административное здание сельского совета. В состав Плоского сельского совета входили станица Плоская, хутора Новослободский, Пешковский, Свободный, Терноватый, отруб Сухенко А.Т., товарищества: «Новый Мир 2», «Муссоров», «Рассвет», «Уголок Ленина».

Ценить опыт предков

После установления Советской власти некоторые казаки попали за службу в белой армии в концлагеря, немало станичников оказались на чужбине. В годы коллективизации трудолюбивых и желающих самостоятельно вести своё хозяйство казаков репрессировали, часть из них, спасаясь от преследования за убеждения, вынуждены были убежать из Плоской в отдаленные хутора Ростовской области. Немало станичников умерло во время голода. Население станицы заметно уменьшилось.

Созданные в начале 30-х годов в Плоской колхозы, благодаря трудолюбию местных жителей, показали свою жизнеспособность. Они быстро окрепли и стали производить много продукции для промышленных центров страны.

Храбро сражались станичники с фашистами в годы Великой Отечественной войны. Многие из них были награждены боевыми орденами и медалями. После окончания оккупации трудом местных женщин и детей в короткий срок было восстановлено производство сельскохозяйственной продукции.

Местный колхоз «Заря коммунизма» долгие годы занимался благоустройством станицы, оказывал большую помощь участковой больнице, школе, содержал клуб, детский сад. Он отправлял значительное количество продукции для промышленных центров страны. Из года в год росло благосостояние местных жителей. Но в 90-е годы он распался на фермерские хозяйства. Часть жителей станицы отправились на заработки за многие километры от родной земли.

История небольшой станицы – это частица истории нашей страны. Знакомясь с нею глубже, значительно лучше начинаешь понимать многое из того, о чём только вскользь упоминается в учебниках, но что нужно знать всем, чтобы не повторять прошлых ошибок, чтобы используя опыт предков, уверенно двигаться вперед.

Joomla SEF URLs by Artio
Требуется монтажник окон с опытом работы. Все условия при собеседовании!!! Телефон: 8-900-245-94-78