Семнадцать лет на Большом Каретном

Семнадцать лет на Большом Каретном

Так сложилась судьба, что в далекие 90-е годы я с родителями переехал жить на Большой Каретный переулок. Тогда я был весьма юн и не мог себе представить, что такая эпохальная личность, как Владимир Семёнович Высоцкий, когда-то жил по соседству. Да, безусловно, я слышал его песни, хоть и не все понимал и никогда не был фанатом, но о степени его гениальности ещё не догадывался. Но, постепенно, знакомясь с его творчеством, узнавал какие-то новые факты из его биографии и, безусловно, как-то незаметно увлекся его поэзией. Особенно восхищался его песнями о войне.

Кроме того, как оказалось, я живу в одном подъезде с его другом - известным драматургом Владимиром Акимовым, с дочкой которого я учился в одной школе, в одном классе. А самое интересное, что я ходил по тем же дворам, мимо тех же стен и деревьев, и жил в соседнем доме от Высоцкого - в доме № 17. Там же прошли моё отрочество и юность, и те же СЕМНАДЦАТЬ лет я встретил в том же дворе на Большом Каретном переулке. Даже цифры наших дней рождения: моего, моего папы и Высоцкого совпали. Мы все родились 25-го числа, правда, в разные месяцы. Это, конечно, может показаться неважным, но я всегда гордился одной датой рождения с великим бардом.

Знаменитый двор на Большом Каретном, где старожилы помнят Владимира Семеновича до сих пор. В 90-е годы мой отец Роберт Рубенович Гаспарян имел архитектурную мастерскую (ПТМ Р.Р. Гаспаряна) на Большом Каретном, в том же доме, где мы жили. Многие друзья, артисты, актеры, поэты и музыканты приходили к моему отцу, вспоминали Володю, пели песни под гитару. Вся атмосфера была пропитана энергетикой и духом Владимира Семеновича. И в этот период времени к моему папе пришло вдохновение, и он решил создать мемориал Владимиру Семёновичу.

Мой отец родился в Армении, и любил путешествовать по Кавказу. В одной из своих поездок по горам-серпантинам, он выдолбил из скалы большой кусок туфа (армянский красный камень). Самое примечательное, дороги тогда были не так обустроены, как в нынешнее время, и защитных ограждений тогда почти никаких не было. И машины были советские, не очень приспособленные к экстремальным путешествиям. На мой взгляд, подобная авантюра была весьма небезопасной. Но отец всегда отличался храбростью и творческим энтузиазмом! Привез этот кусок скалы (красного туфа) в Москву и вытесал из него скульптурную композицию Владимира Высоцкого. Получился горельеф с изображением лица и руки Владимира Семёновича, держащей гриф гитары и двумя цитатами – фрагментами его известных произведений, что и по сей день нам напоминают о великом артисте эпохи. Но память о нём навсегда останется в наших сердцах!

Роберт Гаспарян с Никитой Высоцким

Роберт Гаспарян с Никитой Высоцким

Копию горельефа, посвященного Владимиру Семёновичу, мой отец передал лично Марине Влади на встрече в посольстве России (тогда еще СССР) в Париже. Примечательно, что вручить удалось только со второй попытки, так как случился конфуз - скульптуру случайно разбили сотрудники таможни. Роберту Рубеновичу пришлось создать второй экземпляр и снова везти в Париж.

В Москве есть горельеф один
Там, где Большом Каретный!
В одну из памятных годин
Зайду во двор заветный.

Семнадцать лет и пистолет -
Мне не забыть соседство…
С пластинок вечных шлёт привет
Мне гения наследство.

Поэт времён всех и миров,
Актёр железной воли -
О Гамлет! Дон Гуан! Жиглов! -
Твои мы помним роли…

Пусть привередливы года,
О да…
- Года летят как кони…
Мы не забудем никогда
Володю... Любим, помним!


Роберт Гаспарян
23 января 2017 год. Москва


ПЕРЕУЛОК БОЛЬШОЙ КАРЕТНЫЙ

Переулок Большой Каретный,
Где знаком до микрона рельеф…
На втором этаже заветном
Я увижу Его горельеф.

Что-то общее есть с Володей -
Тот же двор и семнадцать лет…
Ты великий артист в народе,
Ты эпохи большой поэт.

Двадцать пятого, в день рожденья,
Неподвижен строгий оскал:
Мой отец сохранил мгновенье
Из великих кавказских скал.

Роберт Гаспарян

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Joomla SEF URLs by Artio