По воле Господа решилась судьба отца Сергия

Простые слова отца Сергия о правильном и не правильном,  о светлом и темном помогают нам понять, какой дорогой идти
По воле Господа решилась судьба отца Сергия

Кто не слышал про Свято-Покровский храм станицы Новоивановской? Он является памятником архитектуры, о его чудодейственной силе ходят легенды. Но рассказать я хочу не о храме, хотя он уникален своими величием и историей, а о его настоятеле – иеромонахе Сергии (в миру Семён Иванович Акинтиков).

Так случилось, что год назад мне по долгу службы нужно было поехать в церковь. После продолжительной беседы, когда все рабочие моменты были обговорены, я начала прощаться с батюшкой. Как человек мирской и не знающий всех правил поведения в храме, чувствовала себя неуверенно, боясь своим невежеством навлечь суровый взгляд священника. Сразу оговорюсь, что моя семья в то время переживала не лучшие времена: пустые хлопоты и неприятности преследовали на каждом шагу. И вот, прощаясь со мной, батюшка взял мою руку и сказал: «Все наладится, все будет хорошо. Надо верить и поступить так...», фразу я заканчивать не буду, так как то, что поведал мне отец Сергий, – очень личное. Если сказать, что я удивилась, значит, ничего не сказать. Ведь никто не знал тех подробностей о моей жизни. С удивлением и смятением в душе я уехала...

Прошло время. Часто вспоминая слова священника, я поступала волей или неволей именно так, как советовал он. Хотите верьте, хотите нет, но происходило именно так, как обронил в тот памятный для меня день отец Сергий. Его слова не содержали никаких сверхъестественных рекомендаций, это были советы всем нам известные, напоминания о соблюдении  божьих заповедей. Но конкретизированные, если хотите, спроектированные строго под мою ситуацию.

Не покидала мысль о  новой встрече с ним. И очень обрадовалась, когда представилась возможность вновь пообщаться с иеромонахом Сергием. Как рачительный хозяин, он спешил поделиться новыми достижениями в облагораживании храма и подворья. Провел меня в новое строение, где разместилась удобная кухня, большая трапезная и комната отдыха на шесть человек. Там же практически готова комната для изготовления просвир, маленький, но уютный рабочий кабинет батюшки. Для этих помещений приобретена новая мебель: кухни, мойки, столы, стулья, кровати. Другой вход привел нас в хозблок. Показал он мне и главную гордость нового помещения – крестильную комнату с большой, в человеческий рост купелью. С приходом теплого времени обряды крещения будут проходить там.

Экскурсия  приносила удовольствие хозяину не меньше, чем мне. Действительно, есть чем гордиться. В ходе разговора о строительстве нового помещения понимаю, что мой собеседник – человек волевой, не терпящий разгильдяйства ни в чем. Он требователен как к себе, так и к окружающим. Если делать, то уж качественно и быстро, чтобы за свою работу не было стыдно. Затронув разговор о характере, прошу отца Сергия рассказать о себе. Не тут-то было! Себя он считает личностью непримечательной и не требующей внимания общественности. Для того чтобы узнать, как человек приходит к решению служить Богу, пришлось беседу вести долгим и витиеватым путем...

Отец семейства Акинтиковых, Иван Иванович, был старостой храма в городе Камышине Волгоградской области.  В тяжелые и смутные для церкви времена, в 1939 году, семья была вынуждена переехать в Черкесск. Туда ссылали всех монахов и служителей церкви. Младшему, Семену, было три года. Две старшие сестры и брат приглядывали за ним, помогали матери по хозяйству. Для того чтобы выжить, семья держала большое хозяйство. Мама была очень добрая, и молоко раздавала всем нуждающимся, проживающим в округе. Когда Семен учился в третьем классе, мать послала отнести молока старцу с Афона, также нашедшему убежище в Черкесске. И старец, напившись молока, посмотрел на маленького мальчика и сказал, что будет он монахом. Эти слова отец Сергий помнит до сих пор.

Иван Иванович был отцом  очень строгим, вольностей и непослушания не допускал. Старшая сестра Анисия, в миру Анна, уже была пострижена в монахини. Тайно вела переписку с архиепископом Антонием Михайловским, который отбывал срок в исправительно-трудовом лагере за «участие в антисоветской организации истинно-православной церкви». В одном из своих писем была просьба сестры Анисии благословить Семена на мирскую жизнь и создание семьи. Архиепископ в ответном письме написал, что видит его судьбу иначе, просит не торопиться с решением и дождаться его возвращения...

Жизнь шла своим чередом, и Семен на три года ушел служить в армию. Попал в бухту Провидения Чукотского полуострова, в войска специального назначения пограничной зоны. Вернувшись домой, продолжал тайно ходить на службы в молитвенный дом. В то же время учился в строительном техникуме, работал на заводе. Молодость брала своё, и встречи под луной с девушками не обошли стороной Семена. Но покоя и радости его душе это не приносило. Не было особой привязанности ни к чему и ни к кому. Сестра Анисия настаивала на том, чтобы Семен остепенился и женился. Молодому человеку помог сделать выбор вернувшийся из ссылки архиепископ Антоний. Владыка убеждал Семена принять постриг, но тот терзался в сомнениях. И не тоска по мирской жизни мучила его, а страх не оправдать высокое доверие. И тогда, сняв скуфью (повседневный головной убор), архиепископ бросил два клочка бумаги с написанным решением – «мирская жизнь и женитьба» или «постриг в монахи». С легким сердцем Семен вытянул жребий – служение Богу. Плачущую сестру Анисию успокоил Владыка словами о том, что жребий – воля Господа, и мирская жизнь начертана Семену нерадостная. Архиепископ видел разочарования и неустроенность молодого человека, сделай он другой выбор. Вспоминая о Владыке, отец Сергий до сих пор не может сдержать слез любви и благодарности к мудрому старцу.  Теперь он понимает, как был прав и прозорлив архиепископ Антоний. «Сложный и несговорчивый характер привел бы несомненно к неприятностям и неустроенности в жизни», – размышляет батюшка.

В 23 года Семен Акинтиков принял постриг и отправился в мужской монастырь под новым именем Сергий. Служение Богу, труд в монастыре – всё приносило покой и умиротворение. Ни дня не сомневаясь в правильности сделанного выбора, поступил на обучение в духовную семинарию.

В 1971 году принял рукоположение во диакона. Продолжая переписку с Владыкой, соблюдали строгую конспирацию. В 1976-м диакону Сергию пришла зашифрованная телеграмма: «Срочно приезжай, дедушка очень болен».

В канун церковного праздника Похвалы Божией Матери отец Сергий прибыл в поселок Буча под Киевом, где нашел свой приют архиепископ Антоний. Больной и ослабленный владыка сказал прибывшему диакону, что будет рукополагать его во священники. Но ответом стал отказ: «Ваше Преосвященство, не соответствую я», – отец Сергий считал, что священник должен обладать «чистотой идеальной».

Перед рассветом, на утренней службе он увидел свечение вокруг Владыки – словно разливался солнечный свет, и понял, что эта литургия для архиепископа Антония последняя. Попросил прощения у него и принял рукоположение во священники...

Конечно,  во время беседы мне очень не терпелось спросить о даре предвидения, на что батюшка улыбнулся в серебряную бороду и сказал: «Никакого волшебного дара нет, есть интуиция, и именно в тот памятный день, когда я увидел Владыку в белом свечении, она пробудилась во мне и с тех пор я чувствую, как должен поступить».  

Прощаясь с отцом Сергием, я расставалась не только с сильным и волевым священником, я уезжала от доброго и мудрого наставника. Всё сказанное им не было новым и чудодейственным.    Его простые слова о правильном и не правильном, о светлом и темном помогают понять, какой дорогой ты шел и куда дальше идти. Сила веры его так могуща, что рядом с ним ощущаются покой и безмятежность.

Фото А. ТОЛСТЫХ.

Joomla SEF URLs by Artio

ИП реализует индейку в живом и забитом весе. За справками обращаться по тел.: 89530905006.